2018-10-01T16:17:14+03:00

Здравствуй, Лора Квинт! Как отметит свой юбилей композитор известных песен и мюзиклов

Лора Квинт в гостях у "Комсомольской правды"Лора Квинт в гостях у "Комсомольской правды"Фото: Иван ВИСЛОВ

Об этом она сама рассказала в эфире программы «Московские окна» на Радио «Комсомольская правда»

Здравствуй, Лора Квинт! Как отметит свой юбилей композитор известных песен и мюзиклов

00:00
00:00

Михаил Антонов:

- Друзья, программа «Московские окна». Мы в прямом эфире на радио "Комсомольская правда". И мы сегодня встречаем гостей в программе «Московские окна». Я себе позволю, я не предупреждал, я себе позволю, во-первых, поставить сейчас музыкальный отрывок, с которым у меня ассоциируется именно сегодняшний гость. Потому что вот вчера я снова возродил это все в памяти и целый день ходил и напевал: «Здравствуй, мир, здравствуй, друг!» Здравствуй, Лора Квинт! Композитор у нас сегодня. Огромное количество титулов. Советский и российский композитор, пианист, член Союза композиторов Российской Федерации, заслуженный деятель искусств, заслуженный деятель культуры Ханты-Мансийского автономного округа, профессор и художественный руководитель спецпроектов Института современного искусства. Лора, здравствуй.

Лора:

- Здравствуйте, Миша! Рада ваш видеть. И хочу сегодня поприветствовать и пожелать полного здравия и с миром, и самим собой всем радиослушателям.

Михаил Антонов:

- Лора не просто так пришла. Дело в том, что, ну, несмотря на то, что день рождения уже отпразднован летом…

Лора:

- Да не праздновали.

Михаил Антонов:

- Не праздновали. Широко не праздновали.

Лора:

- Ждали завтрашнего дня.

Михаил Антонов:

- Вот. 9 июля отпраздновали день рождения, а для широкой публики это все будет завтра. Да? Все правильно?

Лора:

- Даже для друзей. Даже тесным кругом не праздновали.

Михаил Антонов:

- Не будем называть эту цифру, бог с ней.

Лора:

- Так она везде написана. А я не стесняюсь. Мне исполнилось 65 лет.

Михаил Антонов:

- И все это будет – юбилей композитора Лоры Квинт – в Доме музыки 27 сентября 20189 года. Огромное количество приглашенных гостей, артистов, знакомых, которые будут петь с оркестром «Русская филармония». Все согласились?

Лора:

- Вообще это какая-то удивительная история. И я должна об этом рассказать. Почему я сказала, сколько мне лет. Я объясню. Это не из кокетства. Может быть, доля, конечно, была.

Михаил Антонов:

- Вы не выглядите на столько, бог с ними, с этими…

Лора:

- Я знаю. Я не стесняюсь своего возраста. Потому что горжусь тем, что у меня нет пластики и ботокса. Вот это чудо такое Господне. Вообще в моей жизни всегда присутствовала какая-то мистика, цепь случайностей. Дело в том, что, чтобы объяснять, почему для меня вообще завтрашний день какая-то странная чудесная история, я хотела сказать, что в 90-е годы, когда все звезды эстрады пели мои песни, администрации многих центральных наших любимых концертных площадок – московских и питерских – говорили: Лорик, надо сделать тебе концерт, мы так обожаем твою музыку, мы ее просто любим, обожаем. Найди спонсора. И я даже, честно скажу, не искала. Правда, не искала. Потому что я знала: я не умею это делать, я не умею просить деньги. Есть люди, которые умеют, простите за сленг, разводить богатых людей на бабки. Иначе, по-моему, будет непонятно, если я скажу моим аристократическим питерским языком, пардон.

Михаил Антонов:

- Все нормально.

Лора:

- И я сразу для себя решила: у меня не будет творческого вечера. И скажу вам честно, я очень довольна была всегда своей судьбой. Особенно когда исполнилась моя мечта и театры стали ставить мою мюзиклы. Ну что может быть вообще лучше? Прекрасные артисты спели, сыграли, я вышла и поклонилась. Ну и что? Прекрасно и спокойно. Никаких спонсоров не надо. И вдруг после какого-то тоже странного такого мистического успеха «Страстей по корриде», это сочинение, которое совершенно случайно, тоже каким-то странным образом, не зная, кто, из шести анонимных кусочков разных музык, присланных режиссером Евгению Александровичу Евтушенко, который мечтал, чтобы к юбилею его была написана музыка к его поэме «Коррида», почему-то Евтушенко из этих анонимных кусочков разных симфонических музык выбирает мою музыку. Я даже не знала об этом. Я даже об этом не знала. Потому что режиссер все брал из интернета.

Михаил Антонов:

- Лора, неужели вы писали в стол? Вот мне просто интересно.

Лора:

- Почему в стол?

Михаил Антонов:

- Ну вот он выбрал. То есть это было в свободном доступе, да?

Лора:

- Ему послали разные музыки разных авторов. Выберите себе композитора. Не было ничего написано.

Михаил Антонов:

- А, еще не было написано. Я понял.

Лора:

- Да вообще ничего не было. Мне очень стыдно, но я этого никогда не делала.

Михаил Антонов:

- Я понял. Никаких авансов. Работаем сразу.

Лора:

- Естественно. И меня режиссер замечательный Сергей Винников, которому Евтушенко доверил свой юбилей, он мне позвонил и говорит: Лорик, ты должна написать симфоническое произведение на поэму Евтушенко «Коррида». В первом отделении будет Шостакович – 13-я симфония, на стихи Евтушенко. Во втором отделении – твоя. Я говорю: я что, сумасшедшая? Он меня два уговаривал. Но я хочу объяснить, почему сумасшедшая. Дело в том, что я закончила Ленинградскую консерваторию у ученика любимого Шостаковича – Владислава Александровича Успенского, по оркестровке была у другого любимого ученика Шостаковича – Бориса Ивановича Тищенко. И понимаете, это трепет. Ну как это может быть – в первом отделении Шостакович, а во втором – мое сочинение? Этого быть не может никак. И я отказалась. Два дня он меня уговаривал, потом сказал: как тебе не стыдно? Гений тебя выбрал, ты должна писать. И вот с Божьей помощью за двадцать один день я написала вот это сочинение. Потому что я отказывалась, я давно не работаю в симфоническом жанре, использовала только… пишу иногда симфоническую музыку, когда это нужно для кино. С этого момента началась моя дружба с оркестром «Русская филармония». То есть, ну, успех он сближает, понимаете. И я была абсолютно в шоке, когда мне опять же звонит Винников, это было уже перед Новым годом, и говорит, что ему позвонила генеральный директор оркестра «Русская филармония» Гаянэ Шиладжян и сказала: Сергей, а давайте сделаем творческий вечер Лоры Квинт, но симфонический вечер. Я была в шоке. Потому что, понимаете, да, почему я рассказала. Тогда, в 90-е годы, близкие друзья все объяснялись в любви, чужой человек… но вот такой блистательный продюсер. И говорит: вот, нужны звезды. Дальше рассказываю, отвечая на ваш вопрос, чтобы было понятно.

Михаил Антонов:

- Да.

Лора:

- У меня шоковое состояние. И в зал Дома музыки «Русская филармония» должна была представить где-то через месяц список. В течение двух дней…

Михаил Антонов:

- Вы обзванивали…

Лора:

- Это были вопли радости от Леонтьева, Аверина, Певцова, Володи Скворцова, все театральные просто взвыли. А оперные артисты, с которыми я познакомилась только буквально недавно, я с ними познакомилась летом во время исполнения «Страстей по корриде», оперные звезды – Лариса Костюк, это «Геликон-опера» и Барселонская опера, Вася Ефимов – звезда оперы «Геликона», Берлинской оперы и «Гранд-опера». То есть вы понимаете, какие это люди. Петя Мигунов – вообще необыкновенная оперная звезда, солист Мариинки и Большого театра. Ну, перечислять просто не хватит. Все стали почему-то так обрадовались. И могу вам сказать, что абсолютно все звезды выступают безвозмездно. Потому что, как у меня не было спонсора, так и нет.

Михаил Антонов:

- Лора, скажите, а партитуры пришлось специально писать для этого? Для «Русской филармонии»?

Лора:

- Да.

Михаил Антонов:

- Я понимаю, потому что Надежда Бабкина под оркестр…

Лора:

- Миша, почему у вас такой профессиональный вопрос?

Михаил Антонов:

- Я понятия не имею. Я просто понимаю, что Бабкина… Объясню, Лора Квинт, если вы посмотрите на ее наследие творческое, там очень много эстрадных песен, а здесь – оркестр «Русская филармония».

Лора:

- А нет песен вообще во втором отделении. Их нет вообще. Кроме той, с которой вы начали. И то для песни «Здравствуй, мир!» сделана новая оркестровка, на большой состав симфонического оркестра. И должна вам сказать, признаться, что она будет звучать так, как я на самом деле ее слышала еще и в 86-м году, когда я ее сочинила. Но была другая мода. И во втором отделении это арии из мюзиклов, которые поют звезды оперы и звезды высокого драматического искусства.

Михаил Антонов:

- Такие как Максим Аверин и Дмитрий Певцов. Максима Аверина я предлагаю хотя бы кусочек прямо сейчас услышать в нашем эфире. Максим Аверин, «Гранатовый браслет».

Лора:

- Из музыкальной драмы «Гранатовый браслет».

(Аверин поет).

(Песня «Кукловод»)

Михаил Антонов:

- Дмитрий Певцов, мюзикл «Я – Эдмон». Лора Квинт у нас сегодня в гостях. Лора Квинт, которая, во-первых, празднует свой день рождения. Будет праздновать широко завтра на сцене, 27 сентября. Юбилей композитора Лоры Квинт в Доме музыки, с оркестром «Русская филармония», с Дмитрием Певцовым, в частности, с Максимом Авериным. Надежда Бабкина, Валерий Леонтьев, огромное количество приглашенных специально оперных артистов, театральных, драматических, Камерный хор Московской консерватории, Тульский…

Лора:

- Государственный Тульский хор.

Михаил Антонов:

- Он-то как там оказался?

Лора:

- Самое удивительно, что это тоже, не люблю это слово – поклонники моего творчества, как-то нескромно звучит, но это так. И 1 октября у меня в Туле творческий вечер. И это устраивают туляки.

Михаил Антонов:

- Вот…

Лора:

- Мало того, они пригласили, кто может, оперных звезд. Они тоже все туда едут.

Михаил Антонов:

- Лора, я вам завидую. Вы не потерялись после 90-х. Вот это удивительно. Потому что иных уж нет, иные уж далече.

Лора:

- А потому что я не попса. В этом все дело.

Михаил Антонов:

- Нет, с одной стороны, да. Но с другой стороны, я уверен, что дай вам задание техническое, которые бы вам бы понравилось, вы ее сможете написать.

Лора:

- Я могу все написать. И вы знаете, почему я так говорю. Не потому, что… это не какая-то гордыня или тщеславие. Дело в том, что я сейчас упомянула своих педагогов, великих педагогов, и когда я думаю о том, что, а могу ли я это, могу ли я то, я всегда думаю о них. Если от чего-то отказываюсь, то это значит, что я не верю в то, чему они меня учили. Вот я честно вам скажу, у меня на рояле стоит портрет Владислава Александровича Успенского, моего дорогого педагога, царство ему небесное, в красивой рамке. И я с ним разговариваю. Он на портрете улыбается. И я с ним советуюсь. И когда у меня успех, я всегда прихожу домой и подхожу к портрету. И благодарю его за все. Вот я сейчас говорю, у меня почему-то слезы вот как-то прошибают. Поэтому, да, я могу все. Благодаря какому-то странному такому дарованию, которое мне дали небеса, и использую это все. Да, я могу написать шлягер, могу, как выяснилось в этом году, написать симфонию. Но я считаю, что это просто такая удача. Это просто небеса почему-то вот набили в мою тушку такие вот странные особенности. Это раз. Во-вторых, вот возвращаясь к тому, что как я жила без творческого вечера. Прекрасно жила. Меня все устраивало. Потому что я считаю, что в нашей стране и вообще в мире есть немало людей не менее талантливых, чем я, а может быть, и даже более талантливых, у которых судьба, ну, не так удачно сложилась. Поэтому я и так была всем довольна. А сейчас, конечно, у меня стрессовое состояние из-за завтрашнего вот этого юбилея. Потому что никогда у меня такого не было.

Михаил Антонов:

- Большой артист должен волноваться, я считаю, перед любым каким-то крупным мероприятием. И я уверен, что если колени не дрожат, пока ты стоишь за кулисами, значит, уже все, значит, выхолощен полностью.

Лора:

- Наверное. Но вот у меня чего-то с пафосом как-то всегда было очень слабо.

Михаил Антонов:

- А никакого пафоса. Имеете право. Творческое наследие – его же никуда не денешь, это во-первых. А во-вторых, мне, единственное, всегда было интересно: а композитор может вмешиваться в процесс?

Лора:

- Я вмешиваюсь.

Михаил Антонов:

- Это песня, это спектакль. Ведь спектакль – там помимо композитора, там и текст, там и режиссер, там и игра артистов, там и реквизит.

Лора:

- Замечательный вопрос, Миша, вы знаете. Дело вот в чем, я всегда считаю так, если пришел режиссер именно ко мне, и мы вместе делаем спектакль, когда мы знакомы хорошо, потому что бывает, например, Борис Мильграм знаменитый стал ставить «Я – Эдмон Дантес» в своем прославленном «Театре-Театре», только через три месяца мы с ним познакомились, у него уже была концепция. Он просто влюбился в музыку, услышав ее у Егора Дружинина. Понимаете, помните, я начала говорить: моя жизнь – это цепь странных совпадений, которые происходят помимо меня. Помните, была такая шутка: рояль в кустах. Да, это про меня. То с Евтушенко, как говорится, с этой симфонией – без меня меня женили. И вот у меня так постоянно. И вы знаете, Мильграм делал спектакль «Я – Эдмон Дантес» со своей концепцией. Может быть, не все меня устраивало. Но вы знаете, я считаю, много Эдмонов хороших и разных. Это раз. А во-вторых, если мое сочинение дает возможность кому-то придумать что-то свое, то ну зачем же мне ногой своей музы наступать на горло чужой музы.

Михаил Антонов:

- Хорошо, вы можете подойти к Дмитрию Певцову, к Максиму Аверину и сказать: Дима, Макс, вы переигрываете.

Лора:

- Нет, объясню почему. Дело в том, что у меня ателье индивидуального пошива. Когда я пишу для Димы – я Дима Певцов. И ему все удобно. И все как должно быть. Что касается Аверина, то это вообще какое-то удивительное творческое соединение. У меня вот такое было с Караченцовым и с Леонтьевым. Вообще ничего не надо объяснять…

Михаил Антонов:

- «Песня нужного человека» - это только…

Лора:

- «А у меня все схвачено…»

Михаил Антонов:

- «За все заплачено…» Конечно. Это только Николай Петрович мог так спеть.

Лора:

- Да, конечно. Хоть Шуфутинский тоже неплохо спел, но просто… я бы даже сказала – хорошо Миша спел. Но мы сейчас говорим о тех, с кем у меня творческие были союзы и есть, слава богу. А что касается Аверина, то сразу сочинялось вот так все вместе. Мы же с ним выпустили диск «Многоточие». И вообще, я не знаю, не могу этого понять, я становилась Максимом Авериным, сразу. Так же, как артистами. Я, когда писала для Леонтьева, я становилась Валерием Леонтьевым. А вот Надя Бабкина будет петь «Песню Лукерьи», то есть… мне очень приятно, Надя ее вставляет в разные спектакли и свои программы. Но на самом деле это «Песня Лукерьи» из музыки к музыкальной драме «Гранатовый браслет». Оттуда же вот и Максим поет: «Браслет гранатовый…» А на самом деле давно была вот эта идея. И Надя будет петь а капелла, она не будет петь с оркестром. Оркестр там немножко сыграет ей такую вот… постлюдию… это постлюдия у нас в спектакле, простите, вступление.

Михаил Антонов:

- Увертюрку.

Лора:

- Вступление маленькое. А Надя споет хорошо известную любителям народной музыки, часто она это исполняет и давно «Некошеный луг моей любви дарил только тебе, милый мой».

Михаил Антонов:

- Сейчас икнула где-то Надежда Бабкина.

Лора:

- Конечно.

Михаил Антонов:

- Опять же, возвращаясь к Певцову, к Аверину, к Пете Елфимову, например, ну не обладатели академического вокала. Это вот как Марк Наумович Бернес пел своим актерским тихим голосом. Вот, у них тоже не тенор, не бас, да, они поют по-своему, это актерская песня.

Лора:

- Да, это актерская песня. Но Дмитрий Певцов уже вышел за ее пределы.

Михаил Антонов:

- То есть?

Лора:

- Он как-то поет даже… ну, больше чем вот драматических певцов представляешь.

Михаил Антонов:

- То есть уже Бродвей?

Лора:

- Да, и давно. И он очень прибавляет. Каждый год очень прибавляет. Именно по вокалу. Просто потрясающе. Но я хотела бы еще коснуться другого человека – Валерия Леонтьева, который после тяжелой болезни, тяжелейшей, которая недавно его свалила, он как птица Феникс возродился. И на репетиции вчера пел «Ангел мой крылатый», как не пел сорок лет назад. Понимаете?

Михаил Антонов:

- Вот что пневмония с людьми-то делает.

Лора:

- Да, это, как говорится, постучим по дереву, тьфу-тьфу-тьфу. Но просто… это необыкновенно. Я думаю, завтра те, кто придут, они это услышат. Потрясающе поет Валерий Леонтьев.

Михаил Антонов:

- Валерий Яковлевич, не подведите. Лора, я предлагаю сейчас послушать «Белый рояль», Максим Аверин, Лора Квинт. Я, в общем, за вас завтра держу кулачки.

Лора:

- Спасибо, Миша дорогой. Спасибо вам.

Михаил Антонов:

- Теперь уже можно. С днем рождения вас.

Лора:

- Спасибо!

Михаил Антонов:

- Это первые 65 лет трудно, потом все по накатанной.

Лора:

- Я тоже надеюсь на это.

Михаил Антонов:

- И я надеюсь, что вот лимит везения, удачи и вот этого счастья он не исчерпан, а только начали сливочки снимать. А все еще будет.

Лора:

- Ну, это как захотят небеса. Будем рассчитывать на это. Спасибо.

Михаил Антонов:

- Итак, завтра юбилей композитора Лоры Квинт в Доме музыки, 27 числа, не пропустите. Подробную информацию о юбилейном концерте и билетах на него можно узнать на официальном сайте оркестра «Русская филармония» www.orchestra.ru. Ну и возрастное ограничение 6+. На правах рекламы. Спасибо большое. И оставайтесь с нами.

(Аверин поет).

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ