2016-07-14T10:30:19+03:00

Рыбалка в России снова станет свободной и бесплатной

Фиш-карты останутся только на 11 видов ценных и особо ценных пород рыб

00:00
00:00

В прямом эфире радио и телеканала КП руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний рассказывает, что Россия занимает первое место в мире по потреблению селедки и как норвежцы раскрашивают семгу по заказу оптовиков в любые цвета: от нежно-розового до темно-красного.

Афонина:

– Четверг по сложившейся еще советской традиции является рыбным днем. А посему давайте не будем отходить от традиции. Именно поэтому мы пригласили сюда руководителя Федерального агентства по рыболовству Андрея Анатольевича Крайнего.

Крайний:

– Добрый день.

Афонина:

– Также в студии журналист отдела экономики газеты «Комсомольская правда» Нигина Бероева и я – Елена Афонина. Какая же пропаганда в советское время была для того, чтобы раскрутить бренд под названием «селедка»? А в наше время, в 2012 году, сколько примерно импортной рыбы у нас потребляется? И можем ли мы конкурировать с импортными производителями?

Крайний:

– Можем конкурировать. Что касается рыбного дня. Да, Анастас Иванович Микоян 80 лет назад подписал постановление о введении рыбного дня на предприятиях общественного питания. Я прекрасно это все помню. Самое интересное, что почти день в день, через 80 лет, состоялось совещание у премьер-министра Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева, это было 7 сентября нынешнего года, и там зашла речь о том, что для школ, больниц, воинских частей, частей внутренних войск надо бы вернуться к практике и поставлять отечественную рыбу. Так как эти организации закупают все продукты питания за счет федерального бюджета или муниципальных бюджетов. Наверное, будет правильно, если федеральные и муниципальные деньги будут тратиться на отечественную продукцию. Думаю, что скоро вернется рыбный день если не де-юре, то де-факто. Мы бы это только приветствовали, потому что это самый полезный продукт. А уж такое богатство вкусовое, разнообразие, как рыба, конечно, никакое мясо не может сравниться. Мяса пять-шесть видов, вместе с дичью – 10. Мы в России ловим более 250 видов рыб. Палитра – на любой вкус, для любого гурмана. Есть рыба попроще по вкусу, я говорю не о цене, есть сложнее рыба. Надеюсь, что рыбный день вернется к нам.

Афонина:

– А ваша какая любимая рыбка?

Крайний:

– Я люблю простую рыбу. Я очень люблю копченую мойву и мойву жареную. Невозможно оторваться. Я очень люблю селедку. Я не одинок. Россия занимает первое место в мире по потреблению селедки. Это рынок номер один. Мы потребляем 40 % того, что вылавливается. Я очень люблю жареного карпа. Совершенно спокойно отношусь к осетрине, к крабам. Хотя, как вы понимаете, по должности, казалось бы, имею возможность пробовать. Но самая вкусная рыба – которая выловлена своими руками. У меня, правда, не так много времени, я не рыбачу, а занимаюсь организацией рыболовства. Но если вдруг выпадет момент и доведется посидеть с удочкой, то эта рыба – самая вкусная, которую сам поймал.

По поводу импорта. Сегодня 78,5 % рыбы и рыбопродукции на нашем рынке – рыба отечественная. 21,5 % -импортная рыба. Задача поставлена такая: к 2020 году 80 % рыбы и рыбопродукции должны быть отечественными. Полагаю, что мы с ней в состоянии справиться года через два. Наша рыба дешевле. Наша рыба зачастую лучше. Причем она лучше по потребительским качествам. Она, может быть, не так красиво упакована, но это наша общая беда. Бантик у нас не очень получается привязывать сверху. Это правда. Она, может быть, не такая ровненькая, как рыба выращенная. Потому что выращенную рыбу можно делать, как хозяйка котлеты делает одинаковые или пельмени, по 300 грамм, понятно, что рыба, которая живет в условиях естественной свободы, разная. Какая-то больше, какая-то меньше. Но что касается свойств потребительских, здоровья да и вкуса, конечно, рыба, которая выловлена в Охотском, в Баренцевом море, в Азове, в Каспии, значительно полезнее и вкуснее, чем рыба выращенная.

С выращенной рыбой такая история. Ее можно подгадать под любой день. Если рыба дикая, она ловится тогда, когда она ловится. Есть рыбацкое слово «путина» – сейчас заканчивается лососевая на Дальнем Востоке. Еще две-три недели, и лососей не будет до следующего года. Понятно, что говорить в январе, что мне бы хотелось кусочек свежей нерки, невозможно по биологическим причинам. Свежая нерка будет только в августе. А норвежская форель и семга будет когда хотите. Больше того, если вы оптовик, трейдер и вы закажете нашим норвежским коллегам рыбу определенного цвета, то вам сделают… Как раскладка, палитра цветов существует, когда вы ремонтируете квартиру, вам прораб говорит: какой цвет хотите? От нежно-розового до темно-красного. Любой. Говорите за две недели, через две недели она будет такая, как вы показали пальцем. Добавляются красители в пищу. У меня, как у потребителя и специалиста, это вызывает некие сомнения. Я лучше возьму российский лосось. Да, он суше, он не такой жирный. Потому что он плавает, а не стоит в садках. Но я могу гарантировать вам, что это абсолютно здоровая рыба.

Афонина:

– Это как яблоки. С червячками, кособокенькие, зато наши и вкусненькие.

Крайний:

– Они просто вкуснее. У этих импортных яблок нет вкуса никакого.

Бероева:

– По поводу вашей любви к рыбалке. Эту страсть разделяет, наверное, все мужское население нашей страны.

Афонина:

– И женское тоже.

Крайний:

-У мужского населения страны две страсти: ходить в гараж и ходить на рыбалку.

Бероева:

– И налево.

Крайний:

– В эти два понятия просто включается третье.

Бероева:

– В прошлом году был скандал.

Крайний:

– Бурное обсуждение было. Митинги были.

Бероева:

– Было кое-где преувеличение.

Крайний:

– Были крики: «Спасли Волгу от немцев, и от вас спасем!»

Бероева:

– Что же теперь? Именно сегодня законопроект внесен в правительство. Будет у нас рыбалка платной?

Крайний:

– Рыбалка будет свободной и бесплатной по этому законопроекту. Надеюсь, что через 10-12 дней этот законопроект войдет в Думу. С Думой мы разговаривали. Депутаты ждут этого законопроекта. Они тоже рыбаки. У них есть избиратели. Надеюсь, что в Думе он быстро пройдет. Рыбалка свободно и бесплатно…

Бероева:

– Фиш-карты не будет?

Крайний:

– Нет. Кроме рыбалки на ценные и особо ценные породы рыб. В законе приведет список этих рыб, их всего 11, для огромной страны это очень немного. Это все лососи – от дикой семги атлантической до тайменя, это три вида крабов и одна сибирская рыбка пелядь. Никаких участков, которые даже сейчас есть на Волке, на Каме, на других реках, этих участков не будет. По новому закону существует переходный период. Если у вас есть участок, что и вызвало тогда треволнения, с людей брали деньги за подход к воде. Шлагбаум поднимаем – заплатите 200 рублей. Потому что это у нас в аренде находится. Аренды этой не будет. Аренда будет только там, где ловятся ценные и особо ценные породы рыб. Если говорить о европейской части России, это только Кольский полуостров. Все остальное свободно, абсолютно бесплатно. Единственное ограничение, которое будет введено этим законом, и за это проголосовали все, кто участвовал в обсуждении, это ограничение суточной нормы вылова. Сегодня вы можете ловить 100 кг, и 500, сколько сможете. В СССР была норма 5 кг или 1 рыба. Но мы написали так, что вводится суточное ограничение, а уж каким ограничению быть в Твери, а каким – в Астрахани, должны решить субъекты с представителями общественности на месте. Потому что все регионы страны разные. В Тюмени одно количество рыбы, а на Ямале другое, в Якутии третье, в Москве четвертое. Нельзя одну цифры довести до всей страны.

Афонина:

– Как теперь существовать, после входа в Минсельхоз? В этом больше плюсов или минусов?

Крайний:

– Идеология этого решения заключалась в том, что у Минсельхоза есть полномочия по выращиванию, но хромают полномочия по переработке и уж тем более – торговле. У Росрыболовства есть полномочия по организации рыбалки, но транспортировка, логистика, хранение, переработка и реализация – это то, что не попадает в госполитику никаким образом. Если реализацией занимается Минпромторг, будем считать, что занимается, то всеми остальными вопросами – ко мне приходят переработчики и говорят: мы – ничьи. Дайте правила игры, давайте определять госполитику. Мы не говорим о том, что мы будем вводить систему разрешений или неких запретов. Но хотя бы концептуально разобраться, куда мы двигаемся. Об этом много раз говорили. Правительство приняло решение: давайте сделаем такой зонтичный бренд – Минсельхоз (читай – Министерство продовольственных ресурсов), под ним разместим от выращивания до прилавка, от вылова до прилавка. Вот такая идея. Но для того, чтобы говорить о том, удачно она реализуется или нет, слишком мало прошло времени. Давайте подождем. Надо хотя бы полгода поработать в новой системе.

Афонина:

– Что такое «аквакультура»? У нас здесь есть аквариум. В нем плавает рыбка. Вот камушки. Вот это наша маленькая аквакультура.

Крайний:

– Это у вас аквариумное рыбоводство. Аквариумистика.

Афонина:

– Добавила вторую рыбку. Это уже аквакультура?

Крайний:

– Нет. Аквакультура – это товарное выращивание. Вы выращиваете для того, чтобы любоваться этим. Если вы будете следить за аквариумом, то рыба ваша, дай бог, не умрет.

Афонина:

– А если у нас бойцовские рыбки, если они схлестнутся в неравной схватке, а за этим будут следить зрители, причем это все будет происходить за деньги?

Крайний:

– Это шоу.

Бероева:

– А если они будут любить друг друга и размножаться, а мы будем их продавать?

Крайний:

– Вы продаете аквариумных рыбок. Не вырастишь рыбу товарную ни в этом аквариуме, и ванна вам не поможет. Нужны большие водные пространства или специальные бассейны. Специальные заводы строятся. Аквакультура – это выращивание товарной рыбы. Вы берете малька или икринку, но это дольше и дороже, с икринки до малька – этим занимаются государственные заводы. Малька мы просто выпускаем в естественную среду обитания, чтобы поддерживать популяцию рыб. Помогаем природе, защищаем от человека. Потому что антропогенное давление очень велико. Если вы выращиваете рыбу на продажу, не для удовлетворения эстетических потребностей, тогда она у вас должна быть граммов 800, если форель. Для этого существует законопроект. Он прошел первое чтение в прошлом году. Сегодня он внесен в правительство Российской Федерации. Мы рассчитываем, что второе чтение и затем третье будет в октябре-ноябре в Госдуме. Очень нужный закон. Россия проспала аквакультуру. Это было в СССР. Тогда было заложено отставания. СССР занимался морской рыбалкой. В это время все страны мира занимались выращиванием. Теперь будем догонять. Для нас это привычная позиция – догонять.

Бероева:

– А есть время, за которое мы должны догнать и перегнать?

Крайний:

– Что касается обычной рыбалки, не выращивания, в 1990 году мы были на первом месте в мире, делили с Японией. В 2007 году были на 9-м месте в мире. В 2011 году – на 6-м месте в мире. Ловим 4300 тысяч тонн. Выращиваем 140-150 тысяч тонн. Китай – 40 млн. тонн, Индонезия – почти 4 млн. тонн. Мы – 140 тысяч тонн.

Афонина:

– У нас не так давно был кандидат на пост мэра Химок – Паук. Среди его гениальных идей о том, что нужно сделать, чтобы Химки стали привлекательными для всех категорий населения, была следующая инициатива. Пенсионеры будут на том участке Москвы-реки, к которому Химки имеют отношение, глушить рыбу динамитом и ловить ее сетями. Ваши действия?

Крайний:

– Действия простые, они регламентируются законом. Составим протокол, арестуем всех, передадим в милицию. Люди пойдут под суд. Запрещено сетями, запрещено глушить, тем более динамитом. Это варварство. Пусть занимается «Коррозией металла» – у него лучше это получается.

Бероева:

– Вы же собирались разделить рыболовов-любителей и тех, кто очень любит вылавливать…

Крайний:

– От браконьеров.

Афонина:

– Очень кушать хочется.

Бероева:

-И называют они себя тоже любителями.

Крайний:

– В законопроекте есть норма о том, что вводится запрет на электроловильные устройства. Вдумайтесь в этот ужас. Рыбу бьют током – это называется любительской рыбалкой. Есть жесткий запрет. И еще один законопроект об усилении ответственности за браконьерство, там будут и штрафы реально увеличены, вплоть до уголовного наказания. И вторая норма в новом законопроекте – это ограничение оборота сетей. Что происходит сегодня? Любой рыбак, куда бы он ни выезжал, скажет вам о том, что километры сетей капроновых китайских валяются. Раньше рыбак сетью дорожил, даже браконьер. Ее надо было вязать. Поэтому, когда он видел рыбинспектора, он сдавался, составлялся протокол. Сейчас, когда браконьер видит рыбинспектора, он просто сеть бросает. Она не гниет, она переживет наших внуков. В ней запутывается рыба. И все это километрами скапливается на дне водоемов. Мы за прошлый год оттралили – кошку за борт бросают – и вытащили 18 тысяч км сетей. Это от Северного до Южного полюса расстояние. В позапрошлом году – 5,5 тысяч квадратных километров. Это Санкт-Петербург и Москва, вместе взятые по площади. И еще столько же лежит.

Вводится запрет. Пожалуйста, в магазин рыболов-спортсмен приходит человек: я хочу купить сеть. Покажите разрешение на вылов. Потому что вы рыбак профессиональный, промышленный. Он показывает разрешение, которое мы выдаем. Там есть номер. Он этот номер записывает. И мы тогда сеть привязываем к человеку, мы знаем, у нас в базе все есть. И в то же время, не запрещая вообще продажу, мы продаем только тем, кто может иметь право ловить сетью. Сегодня вы приходите в этот магазин, спокойно покупаете либо промышленное орудие лова, а для рыбаков-любителей они браконьерские, не предъявляя вообще никаких документов. У охотников давно навели порядок. Из охотничьего оружия – там есть патроны, нарезное оружие, этим оружием легко убить человека, – практически не происходит преступлений. Потому что каждый патрон и каждая винтовка привязаны к конкретному человеку. И очень легко найти в случае чего.

Бероева:

– Сколько сетей сможет купить один человек?

Крайний:

– Там все считается. В зависимости от того, на сколько у него разрешение. Бывает, сети выходят из строя, они могут порваться. Пожалуйста, приходи, купи новую. Но мы потом видеть будем. Если человек покупает сети не для себя, это тоже все легко вычисляется. Если у вас 200 тонн допустимый вылов, а вы в течение года купили сетей столько, что можно поймать миллион, тогда вы наш клиент. Тогда рыбу у вас ловить не получается, будете валить лес.

Афонина:

– Идея магазинов «Океан» так и погрязла в океане житейских проблем?

Крайний:

– Она жива, она побеждает. У нас вчера были самарцы, открыли три магазина «Рыбная лавка». Они в разных регионах называются по-разному. В Новосибирске – «Рыбный день», в Таганроге – «Океан». Их уже больше 80 штук. Самарцы открыли три магазина, пригласили на открытие четвертого. Приеду с удовольствием. Цены на 30 % ниже, чем у сетевых ритейлеров. И сетевики вынуждены снижать цены у себя. Чего мы и добивались. Мы добивались создания системы альтернативной торговли, чтобы федеральные ритейлеры почувствовали дыхание конкурентов в затылок.

Афонина:

– Спасибо!

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ