2016-07-14T10:30:19+03:00

После чиновничьего скандала в Кабардино-Балкарии в России наконец началась системная борьба с коррупцией...

Или это обычные разборки между кланами?

00:00
00:00

В прямом эфире радио КП и ТВ КП заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Геннадий Гудков, первый вице-президент Академии геополитических проблем доктор военных наук Константин Сивков, журналист отдела экономики газеты «Комсомольская правда» Нигина Бероева и ведущая Елена Афонина обсуждают, как победить коррупцию, борьба с которой сегодня практически стала доктриной нашей внутренней политики.

Афонина:

- В результате спецоперации, проведенной выездной бригадой МВД, были задержаны руководитель администрации главы Кабардино-Балкарии и его подчиненные. Итак, подробности этого громкого задержания мы сейчас услышим и увидим. И это будет сюжет, подготовленный нашими журналистами.

«Беспрецедентный рейд совершил полицейский десант из Москвы в Кабардино-Балкарию. В ходе спецоперации были задержаны влиятельные в республике лица: руководитель администрации главы республики Владимир Жамборов, замминистра по управлению государственным имуществом Руслан Жамборов и бизнес-леди Мадина Хацукова. Им инкриминировали мошенничество в особо крупном размере. Все они подозреваются в хищении средств на общую сумму более 20 млн. рублей. Однако некоторые журналисты отмечают, что спецоперация, скорее всего, не имеет истинно антикоррупционных мотивов. Рейд прошел под руководством нового главы МВД Владимира Колокольцева. До его назначения тревожные сигналы из республики игнорировались. Скандальности инциденту добавляет тот факт, что некоторые обвиняемые являются родственниками главы Кабардино-Балкарии Арсена Канокова. Эксперты усмотрели в проведенной операции несколько подтекстов, видимо, по всем параметрам, она выигрышна. Так что же так озадачило политиков и представителей СМИ, мы выясним в программе «Тема дня» на радио и телевидении «Комсомольская правда».

Афонина:

- Вопрос, который мы бы хотели задать нашей аудитории и который, наверное, будет отправной точкой нашей беседы следующий. Как вы считаете, эта кабардинская чистка – это показательные выступления нового главы МВД или начало планомерной работы по избавлению от коррупционеров? Геннадий Владимирович, что вы скажете?

Гудков:

- Я думаю, что новый министр проводит мероприятия, которые показывают некий новый подход в МВД. Нельзя сказать, что это показательная порка. Всегда идет борьба, всегда идет процесс реализации материалов, которые в том числе реализуются иногда на межклановых противоречиях. Что касается системной борьбы с коррупцией, конечно, ее нет и быть не может. И дело тут даже не в Колокольцеве. Почему-то мы считаем, что коррупцию должна победить полиция, Следственный комитет или прокуратура. Да ничего подобного. Коррупция сегодня является составной неотъемлемой частью, а может быть, даже доктриной нашей внутренней политики. Она исходит из высшей власти, которая создала такую систему, при которой миллиардные состояния появляются даже не за годы и месяцы, а за дни и даже за часы. Поэтому что-то разрешают МВД делать, что-то разрешают Следственному комитету делать, до какого-то определенного уровня что-то можно решить (я имею в виду с точки зрения посадок). А по всем остальным существует система запретов, существует каста неприкасаемых, в отношении которых при наличии любых материалов сделать ничего нельзя. Поэтому приятно, что хотя бы часть коррупционеров задержаны, но это не системная борьба. Системная борьба должна вестись политическими методами.

Афонина:

- Что скажет нам Константин Валентинович?

Сивков:

- Я целиком и полностью согласен с тем, что сказал Геннадий Владимирович. Я могу добавить лишь одно. Что коррупция это неотъемлемая часть капитализма как социального строя. Это присутствует в той или иной степени во всех странах мира без исключения. У нас просто она имеет наиболее дикие формы, потому что капитализм у нас дикий. Поэтому избавление от коррупции означает не что иное, как избавление от капитализма как социального строя.

Второй момент. Вот такие замены всегда происходили, происходят и будут происходить в тех условиях, в которых мы проживаем, при смене руководителя. В период моей службы в Генеральном штабе, когда речь не шла ни о какой коррупции, но приходил новый начальник Генерального штаба, и снималось все руководство, заменялось на своих. А в МВД тем более. Естественно, надо убрать одних и поставить своих. Поставить свой клан. Для того чтобы снимать, нужен повод. Хороший повод – коррупция. Коррупция есть у всех.

Афонина:

- В данном случае я не очень понимаю, каким образом приход нового главы МВД мог сказаться на этой акции. Она к МВД не имеет никакого отношения. Мы понимаем, что это дела экономические. Кстати, возникает вопрос. Действительно, найти слабые моменты, моменты коррупционные, моменты других преступлений можно практически у любого высокопоставленного чиновника. Почему же в таком случае дело, которое стоило всего лишь 2 миллиона (а именно в такую сумму было оценено здание, о котором шла речь). Итак, есть некая Мадина Хацукова. Как полагают, она является сестрой жены главы республики. Было установлено, что она, используя родственные связи в руководстве Кабардино-Балкарии, предприняла попытку безвозмездного отчуждения находящегося в госсобственности здания филармонии площадью свыше 500 квадратных метров, расположенного в историческом центре Нальчика на улице Кабардинская. Рыночную стоимость с помощью независимых экспертов оценивали в 20 миллионов рублей, но в результате махинаций это здание даже не выставлялось на торги, а было передано за сумму в 1 миллион рублей госпоже Хацуковой, которая хотела открыть в нем мастерскую национального костюма.

Фигурантам этого дела объявили, что они проходят по делу, которое расследуется Следственным департаментом МВД по части 4 статьи 159 УК (мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой). Далее потянулась цепочка, и тех людей, которые были задействованы в этой коррупционной схеме, задерживают, причем с большой помпой.

Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупцииФото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

Гудков:

- Сколько я переписал запросов примерно по схожим ситуациям – по десяткам, сотням, а по всей России десяткам тысяч подобных ситуаций, - никакой реакции не было. Всегда защищается честь мундира. То продали через судебных приставов за смешные деньги, причем не 500 квадратных метров, а многие тысячи. Поэтому, честно говоря, не самое громкое дело, не самое громкое преступление, если оно вообще было. В филармонии 500 метров? Не верю. Там либо нули перепутали, либо это не филармония, а какой-то небольшой дом, в котором музей будет размещаться. Я сейчас не берусь судить, я не судья и не следователь, но, честно говоря, мелковато.

Например, я могу сказать. Всем нормальным специалистам известно, что с Кавказа идет гигантский поток обналички в Москву. Что кому непонятно-то? Сколько в аэропортах задерживали – огромные баулы, мешки с наличными деньгами. Все понятно, что вот она, коррупционная цепочка, вот задействованы крупные московские чиновники. Хватай, сажай, веди дела.

Я не против, если показывают работу правоохранительных органов там, где они делают правильное дело. Но это не самый крупный случай. Десятками миллиардов воруют. Посмотрите по Московской области. Там что, кто-то работает, что ли?

Сивков:

- Здесь совершенно очевидная картина. Речь идет о том, что копают под определенный клан с целью его отстранения от власти.

Гудков:

- Опера и следователи всегда ищут эти межклановые противоречия, и если они там работают и накапывают что-то, они пытаются воспользоваться этими межклановыми противоречиями, вбросить материал. Тогда можно вообще что-то сделать.

Афонина:

- Итак, кто был задержан в результате этой операции. Практически одновременно оперативно-следственные группы задержали руководителя администрации главы Кабардино-Балкарии Владимира Жамборова, а также пришли к его брату, экс-заместителю министра по управлению государственным имуществом и земельным ресурсом Руслану Жамборову. Пришли также к руководителю того же министерства Хабдульсаламу Лигидову и известной в республике предпринимательнице и модельеру Мадине Хацуковой. Как мы понимаем, задержали просто ближайшее окружение Арсена Канокова.

Гудков:

- Я склоняюсь к тому, что это действительно межклановая борьба. Мелковато - 2 миллиона, 20 миллионов. На Кавказе такие гигантские суммы обналичивают, там такие хищения, такие коррупционные механизмы действуют. Всем известно, что крупные руководители, чиновники (не буду называть фамилии) обложили данью там полреспублики, а то и всю. И каждый там платит каждый месяц от зарплаты, пособий, пенсий и пр. Я не могу называть это в эфире, но в оперативных материалах это все есть. Гигантские хищения там на строительстве, гигантские хищения там на инфраструктурных проектах. Я не могу сказать, что если есть гигантские миллиардные хищения, не работайте там по пресечению конкретного преступления, пусть средней тяжести. Работайте. Но другой вопрос, давайте тогда говорить о крупных коррупционных скандалах, о крупных коррупционных схемах, о крупных чиновниках, которые увязли по самое некуда в эти коррупционные схемы.

Если бы президент хотел бороться с коррупцией, дай команду, проверим активы на Западе нашего чиновничества. Да там миллиардные состояния, причем не в рублях, а в долларах или евро.

Афонина:

- Геннадий Владимирович, но если нет доказательств, это не более, чем голословное утверждение. Здесь доказательства нашлись.

Гудков:

- Я не против, пусть работают.

Афонина:

- Может быть, поэтому задержали? Нашли единственную составляющую, за которую можно людей реально задержать.

Сивков:

- Знаете, доказательства есть. Просто доказательства лежат в делах, этим делам не дают хода. Я хочу напомнить, что западные спецслужбы, в частности ЦРУ, контролирует все состояния, вклады, превышающие 50 тысяч долларов. И этим самым объясняется то, как ведет наша политическая элита внешнеполитический курс. Отнюдь не пророссийский, а прозападный. Вот это надо помнить.

Еще один момент. По данным «Форбс», за 2011 год количество миллиардеров в России увеличилось на 13%. Откуда они взялись, эти миллиарды? Ведь у нас же кризис, ничего не производится.

Афонина:

- Давайте дадим возможность корреспонденту «КП» в Ставрополе Роману Лаврухину принять участие в нашем разговоре. Роман, мы пытаемся понять масштаб происходящего, а именно: действительно ли настолько сложное это дело с отчуждением филармонии в адрес частного лица, что это воспринимается, в том числе и жителями Кабардино-Балкарии, как очень большое экономическое преступление?

Лаврухин:

- Я думаю, что нет. Я внимательно слушал ваших гостей. Я полностью согласен, в том смысле, что здесь гораздо более серьезные аферы и коррупционные преступления происходят, которые зачастую проходят мимо внимания правоохранительных органов. Это касается и отмывания денег, и откатов при реализации каких-то инвестиционных проектов. Здесь же действительно ситуация напоминает какую-то ловлю блох. Людей пытаются привлечь к ответственности, в общем-то, по достаточно несущественному поводу. Учитывая масштабы коррупционных преступлений, которые обычно выявляются. Я могу вспомнить навскидку. В позапрошлом году в Ингушетии Счетная палата выявила хищение государственных бюджетных денег на сотни миллионов рублей. И при этом эта новость прошла мимо внимания следственных органов.

Афонина:

- Жизнь в Кабардино-Балкарии действительно строится по клановому принципу, и это может кому-то очень сильно не нравиться? Ощущаете ли вы это на себе?

Лаврухин:

- Знаете, клановость - это вообще основной принцип организации власти и бизнеса на Кавказе. Те, кто находятся у власти, они владеют бизнесом, владеют активами, отчуждают в свою пользу имущество государственное. Это, в общем-то, нормальный, естественный процесс. То есть при желании федеральных властей кого-то привлечь повод всегда найдется. Проверить документы, проверить финансовую отчетность, и я думаю, что поводы для уголовных дел сразу же появятся.

Афонина:

- Роман, как воспринимают в Кабардино-Балкарии то, что происходит? Что, действительно надеются на смену если не власти, то, по крайней мере, измерение ситуации с этой клановостью?

Лаврухин:

- По-разному воспринимают. Простые люди, которые не имеют доступа в сферы бизнеса и сферы власти, естественно, всегда достаточно негативно настроены по отношению к правящим кругам. Люди же, которые имеют доступ в эти сферы, они считают, что смена кланов и вообще уход достаточно крупного руководителя – это всегда достаточно тяжелые последствия влечет за собой и для бизнеса, и для власти. Поскольку идет передел сфер влияния, передел имущества, передел собственности, который зачастую сопровождается какими-то криминальными проявлениями.

Афонина:

- Мы понимаем, что Каноков не первый год занимает этот пост, можно уже говорить и о каких-то достижениях, и о каких-то промахах. Спокойнее стало в Кабардино-Балкарии?

Лаврухин:

- Судя по тому, что происходило, допустим, в прошлом году, стало ничуть не спокойнее. Мы все знаем, как расстреляли московских туристов, потом была взорвана опора канатной дороги. То есть совсем не спокойно. Я могу сказать, что из республик в последние годы очень тихо стало в Ингушетии. Эту республику лихорадило на протяжении последнего года, и с приходом Евкурова действительно сообщений о том, что там какие-то теракты и взрывы происходят, вообще не стало. В Кабардино-Балкарии что-то периодически происходит.

Гудков:

- Я хотел спросить, в районе Кавказских Минеральных Вод продолжается эта хищническая продажа земли? Мне приходят письма, мне приходят заявления, я отправляю их в прокуратуру, следственные органы.

Лаврухин:

- Да, это проблема перманентная для Кавказских Минеральных Вод, поскольку земля курортная, и очень велик соблазн ею торговать.

Гудков:

- Говорят, у вас чуть ли не весь Машук распродали, все эти парки национальные.

Лаврухин:

- Да. Там очень многие экологические организации ведут просто войну с застройщиками, которые вторгаются на территорию особо охраняемых природных зон, пытаются там строить торговые или развлекательные комплексы. Эта проблема остается актуальной.

Афонина:

- Владимир Жамборов, который задержан. Говорилось о том, что он будет продвигать различные региональные проекты, в том числе строительство горнолыжной базы «Эльбрус-Олимп». Кстати, именно Владимира Жамборова называли преемником Канокова. Теперь он не сможет, став фигурантом дела, участвовать ни в выборах главы Кабардино-Балкарии, ни в подобных экономических проектах.

В 2005 году, когда олигарх Каноков пришел на этот пост…

Гудков:

- Он не олигарх, но богатый.

Афонина:

- Человек владел огромным количеством предприятий. В 2005 году, кстати, стоимость группы его компаний оценивалась в 2 млрд. долларов. Он сам отмечал, что растет на 40% ежегодно. То есть он не скрывал, что он человек богатый. Кстати, именно на это и делали акцент. Надеялись, что придет богатый человек – уж точно воровать не будет. Кстати, в своей программной речи, став главой Кабардино-Балкарии, Каноков говорил, что он обещал покончить во властных структурах с клановостью и сказал, что готов отдать свою собственность в долю государства. По-моему, звучит очень красиво. Буквально через 3 года зам. руководителя администрации президента Кабардино-Балкарии стал Султан Каноков. Вице-мэром Нальчика и главой городского департамента по экономике, финансам и управлению городским имуществом стал Антемиркан Хамашевич Каноков. Начальником инспекции Федеральной налоговой службы России по г. Нальчику стал Замир Аскарбиевич Каноков. И так далее.

Гудков:

- Это однофамильцы?

Афонина:

- Естественно! Это очень популярная в Нальчике фамилия.

Гудков:

- В ваших словах есть и правда, и не очень. Потому что на Кавказе огромные кланы семейные. Там родственными считаются отношения, которые мы здесь, в центре, давно не считаем родственными: троюродные внучатые племянники, жены троюродных внучатых племянников и племянники этих жен. Короче говоря, там все родственники, и фамилия там не всегда означает действительно близкое родство.

Я не знаю насчет того, воровать или не воровать, но мне кажется, что ни один руководитель региона, мэр города сегодня не может преодолеть ту вороватую систему власти, которая у нас существует. Как у нас устроена власть? Первое. Мы делаем невозможным исполнение российских законов для всех граждан. Создаем касту неприкасаемых, такой паханат, которых нельзя трогать ни при каких условиях. Дальше этот паханат разрешает определенную степень свободы своим вассалам, которые получают некие индульгенции на определенную часть своих действий. При условии лояльности, выполнения поручений и т.д. Такая феодально-вассально-коррупционная система существует. И так далее.

И если люди в этой системе начинают вдруг действовать не по правилам… В этих группах людей допускается определенная борьба. Но она тоже должна вестись в рамках правил, чтобы, как говорится, систему саму не подрывать. И в этих правилах вполне допустима борьба кланов, разоблачения антикоррупционные, вполне допустимы ряд уголовных дел. Я же говорю, что следователи ищут какие-то трения между кланов, и в момент каких-то конфликтов они свои материалы вбрасывают, чтобы свою работу претворить в какое-то дело. Я сам так делал много раз в 90-е годы, сейчас многие так делают. Система отлажена. Система работает по принципу такому, что есть каста неприкасаемых, а для остальных такой принцип: был бы человек, а статья найдется. То есть любого можно взять, на любого можно накопать, любого можно посадить, смешать с грязью. Это такая хорошая система, при которой управляемость страны сохраняется из центра. Вот, собственно говоря, что мы представляем из себя. Поэтому власть как таковая, она полностью бесконтрольная.

Мы сейчас с моим коллегой спорили, какая власть лучше – народная, не народная, богатые, бедные. Портятся все – и богатые, и бедные, и социалисты, и коммунисты, и капиталисты, - если нет контроля. В чем заключается возможность нормальной власти, которая служит народу, стране, а не своему карману? Только в организации контроля. В России с 93-го года была принята Конституция, в которой черным по белому написано: коррупция будет нашей доктриной. Потому что она закрепила гиперполномочия исполнительной власти, она уничтожила все механизмы контроля, которые даже в Советском Союзе существовали. Вы знаете, что в Советском Союзе был парламентский контроль? Он, правда, подменялся партийным, но он был. А когда в 93-м году приняли «под царя» Конституцию, то можно было смело сказать, что через какое-то количество лет будет жуткая коррупция, у вас будет тоталитарное или авторитарное государство.

Афонина:

- Константин Валентинович, вы согласны с этим?

Сивков:

- Геннадий Владимирович очень красиво рассказал о существующем механизме, но мы как-то забыли, откуда он взялся. Этот механизм строился вполне конкретными людьми, которые по каналам передают эту власть. Что касается обещаний этого Канокова, напомню, что точно так же давал обещания Борис Николаевич Ельцин, что он ляжет на рельсы, если хоть один гражданин России будет хуже жить. Никто не ложился на рельсы.

Тот социальный строй, который мы имеем, он закреплен в Конституции, во всяких подзаконных актах. Это социальный строй, это вполне конкретная надстройка, которая у нас сформирована. Она сформирована людьми, которые расхищали общенародную собственность в 90-е годы, которые строили пирамиды, которые, верша чудовищные преступления, громили Вооруженные силы, оборонно-промышленный комплекс. Я хочу напомнить, что именно этот социальный строй, который мы сегодня имеем, привел к развалу всей экономики, которая досталась России от Советского Союза. Напомню, что наглая ложь, которая несется с экранов телевизоров о том, что Советский Союз был сырьевой державой, это ложь. Поскольку даже та же самая автотехника, те же «Москвичи», «Жигули», у нас от 50 до 70% производимой техники шло за рубеж. Я уж не говорю то, что мы занимали по вооружению и по всем другим вещам. Всё разгромили.

Афонина:

- Константин Валентинович, Советский Союз уже не вернуть, мы живем уже в нынешней России, в нынешних условиях. В данных условиях можно что-то изменить?

Сивков:

- В данных условиях единственным способом обеспечить победу над коррупцией является смена политической элиты. И экономической тоже. Те олигархи, которые присваивали общенародную собственность в 90-е годы, и те, кто организовывал это дело, должны ответить по полной программе. Что касается камуфляжных вещей – установления контроля и т.д., смею вас заверить: контроль по линии паханата сегодня осуществляется вот такой. И он осуществляется в интересах паханата.

Афонина:

- Вы сейчас говорите о смене. Я не очень понимаю. До Канокова был другой глава Кабардино-Балкарии, которого тоже наверняка было в чем обвинять. Поставили человека, который богатый. Казалось бы, этот не возьмет, у него и так денег хватает. Кого нужно привести?

Сивков:

- Задаю вопрос. Откуда создавались богатые состояния?

Афонина:

- Да меня это не волнует, откуда они создавались.

Сивков:

- Нет, это принципиально.

Афонина:

- Меня волнует, кто не возьмет. Геннадий Владимирович, кто не возьмет в нашей стране деньги? Кого нужно посадить на какую должность?

Бероева:

- Вот Геннадий Владимирович не возьмет.

Сивков:

- Могу привести пример. У нас президент Ивашов Леонид Григорьевич. Уж он-то с его авторитетом на международном уровне мог бы брать дай боже как. Не брал и не берет до сих пор. Пожалуйста, ставьте его.

Гудков:

- Я не возьму, кто-то не возьмет – это все от лукавого. Во всем мире научились бороться с мздоимством власти, с ее коррупционными истоками. Это называется организация системы контроля. Неважно, какая власть – социалистическая, капиталистическая. Вот в Швеции 40 лет была социалистическая партия и не воровала, пришла сейчас другая коалиция – не ворует.

Афонина:

- Вот сейчас контроль за расходами чиновников. Это контроль?

Гудков:

- Это первый шаг.

Сивков:

- Это имитация.

Гудков:

- Нет, это не имитация. Они были вынуждены под давлением общества пойти на некоторые самоограничения. Некоторые, но не принципиальные. В чем заключается система контроля? Во-первых, в самой политической конкуренции и смене власти путем выборов. То, что у нас узурпирована власть, когда Чуров награждается за фальсификации, это говорит о том, что власть охраняет свои собственные шкурные интересы.

Это важно. Потому что тогда появляется политическая конкуренция, появляются разоблачения, появляются СМИ, появляется объективное следствие, суд. У нас суд назначает исполнительная власть. Потом мы говорим: давайте будет независимый суд. Не будет независимый – менять Конституцию надо.

Афонина:

- Геннадий Владимирович, кто те кристально чистые люди, которые придут?

Гудков:

- Нет таких кристально чистых людей.

Афонина:

- В таком случае менять шило на мыло – какая разница?

Гудков:

- Идеальных людей в природе не существует. Человек становится идеальным тогда, когда он находится под жестким контролем, вне зависимости от должности, начиная с президента и кончая дворником ЖЭКа.

Афонина:

- Контролировать кто будет?

Гудков:

- Контролируют механизмы комплексной системы контроля. Первое – это парламентский контроль. С него начинается общественный. Оппозиции во всем мире даются права создание контрольных комиссий, которые наделяются правами выше следственных. Это публичный контроль, который осуществляется совместно со СМИ, обществом и т.д. Вторым эшелоном контроля со стороны общества является гражданский общественный контроль, который в России как класс запрещен, в том числе и Конституцией, и ни один закон на эту тему не проходит. Третий механизм – это независимые средства массовой информации, которым в нормальном обществе предоставляются достаточно большие возможности для изобличений и разоблачений. Четвертый – это информационная открытость и прозрачность систем власти.

Например, во всем мире все граждане заполняют декларации о доходах. И эти декларации за вымарыванием домашнего адреса помещаются в сети Интернет. И каждый может посмотреть, как живет его сосед, начальник, родственник, оппонент и т.д. И там все граждане являются контролерами. Там созданы механизмы. Если, допустим, человек тратит больше, чем зарабатывает, то вы имеете право написать заявление, и по нему будет гласное разбирательство. Во всех цивилизованных странах отсутствует презумпция имущественной невиновности. Если вы не можете объяснить, откуда у вас дача, если не можете доказать, на какие деньги вы купили «Майбах», у вас это заберут. До тех пор, пока вы либо не докажете, либо потом это пойдет в доход, в бюджет государства. Вот эти механизмы плюс честная прокуратура, плюс честная полиция, плюс независимый суд, плюс честная правоохранительная система и т.д. Все это обеспечивает практически 100-процентную защиту от коррупции.

Когда я совсем недавно был вместе с моим коллегой в Министерстве юстиции Финляндии, в Генпрокуратуре, они знаете, о чем нас попросили? У них нет проблем в стране, у них нет коррупции в стране. Они говорят: господа, если у вас есть информация о неправильных действиях наших должностных лиц и неправильных действиях наших предпринимателей за рубежом, которых втягивают во взятки, дайте нам информацию – мы немедленно среагируем. Они в стране всё вычистили, у них факт коррупции является скандалом на всю страну.

Афонина:

- Вот кристально честный человек, который садится на любую должность. Приходят к нему и говорят: возьмите. И покажите мне того, кто скажет: не надо, не хочу я этих денег.

Итак, результаты голосования. Что это «показательные выступления», считает 25% нашей аудитории, а 75% придерживаются того, что это планомерное начало работы по избавлению от коррупции.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ