2016-07-14T10:30:19+03:00

Бурановские бабушки в гостях у КП

00:00
00:00

Афонина:

- Здравствуйте, к нам приехали «Бурановские бабушки»!

«Бурановские бабушки» вернулись в Россию. Артистки прямо у трапа спели любимую песню, которая принесла им серебро на «Евровидении-2012». А встречали бабулечек с размахом. Приехали друзья, коллеги, родне, представители власти. Фольклорные коллективы станцевали, угостили караваем, перепечами и самогонкой. Последнюю бабушки только чуть пригубили – спиртным не балуются.

Торжество продолжалось в сельском клубе. На вопросы селян и журналистов отвечала Ольга Туктарева. Остальные артистки общались неохотно, говорят, - устали очень. А отдыхать долго не придется. Нужно возвращаться в шоу-бизнес и записывать альбом.

- Народ азербайджанский гостеприимный очень….. У нас немножко скромно все, но мы все равно все на стол несем. А у них еще богаче. И все были влюблены в наших бабушек.

А пока они убеждают своих дедушек, что удмуртские мужики лучше азербайджанских. Да с ними никто и не спорит. Разве может быть где-то лучше, чем дома?

- 21 день вот ровно сегодня нас не было дома, опустошаешься, внутри пусто, не хватает вас, не хватает земли нашей, не хватает запаха. Надышаться не могу воздухом нашим…

Афонина:

- Знаете, это говорят, что на Евровидении победили какие-то там шведы, мы в это абсолютно не верим. Потому что настоящие победители у нас в студии прямого эфира радио и телевидения «КП»! Это наши бурановские бабушки. Честно говоря, когда следили за тем, когда выставляли вам оценки, мы поняли – в Швейцарию мы больше ни ногой. Это единственная страна, которая не дала вам ни одного балла. Но зато мы очень любим Беларусь – вот туда поедем все вместе. Потому что 12 баллов заслуженно абсолютно и это были ваши… Кстати, говорят, что вот это слово «бабушки» - выучили без акцента иностранные журналисты. Это действительно так?

Бабушки:

- Ну да.

Афонина:

- Ну вот, наши любимые бабушки здесь в студии. Это Граня Ивановна Байсарова, это Галина Николаевна Конева, Алевтина Геннадьевна Бегишева, Ольга Николаевна Туктарева, Екатерина Семеновна Шкляева, Валентина Семеновна Пятченко, а также Зоя Сергеевна Дородова, Мария Толстухина и Ксения Рубцова

Завгородняя:

- Я не так давно, несколько недель назад ездила в Бураново. Это прелестное село, оно такое большое, такое протяженное, населения там 600 человек… Там километра три от одного дома до другого, да, Ольга Николаевна? У меня такой вопрос, дорогие бабушки. Вы там всю дорогу пекли перепечи, насколько я помню. А с чем были перепечи, которыми вы угощали журналистов?

- Была отдельно с грибами, а была отдельно с мясом и с капустой.

Афонина:

- С собой привезли продукты или там купили?

- Кое- что с собой было. Черную муку, ржаную муку там купили тоже.

Афонина:

- Что, не верили, что там найдется хорошая мука?

- Надо ржаную надо обязательно туда, а вдруг не окажется? Поэтому на запас я брала.

Афонина:

- А кто еще с собой что брал в такое длительное путешествие? Ведь на Евровидение-то выезжают не за один день, не за два…

- Я и терку взяла, так там оказалось две терки в столовой…

Афонина:

- А вы с собой что взяли? В багаж-то что уложили?

- Одежду только…

Завгородняя:

- Кстати, Зоя Сергеевна варит роскошный суп, она меня угощала супом с клецками, на курице. Очень вкусно. Я теперь такой тоже буду варить суп. Обязательно в одном из номеров «Комсомолки» выйдут рецепты от бурановских бабушек. Потому что Валентина Семеновна научила меня варенье из тыквы варить. Валентина Семеновна, расскажите, как вы варите из тыквы варенье?

Валентина Семеновна:

- Я тоже нынче первый год варила. В журнале посмотрела. Кое-что сама добавила. Ну, добавила я лимон и курагу. И все через мясорубку пропустила. Но чтобы крапинки были, я вначале пропустила и целый день настояла с сахаром. А если сразу варить, получится как каша. Поэтому сразу варить не надо. Из кабачков точно так же варила….

Афонина:

- У нас какое-то кулинарное шоу получается… Кстати, у нас действительно было очень много материалов о том, кто из вас что предпочитает. И выяснилось, что все очень любят квашеную капусту. Это национальное что-то? Почему? Капустка самая лучшая еда?

- Да. Я вот помню, что бабушка говорила, что на столе должна быть всегда капуста и хлеб. Если будет капуста и хлеб, человек выживет… Раньше было принято так…

Афонина:

- А голос-то чем восстанавливаете?

- Ну, берем с собой сырое яйцо… Нашатырно-анисовые капли берем с собой. Сироп корня солодки хорошо помогает.

Завгородняя:

- Между прочим, очень вкусные щи получаются из травки под названием «сныть»…

- Все варят так по весне.

Завгородняя:

- Она похожа на крапиву внешне, но она очень вкусная и совершенно не стрекочет.

Афонина:

- А бывало такое, когда на Евровидении журналисты к вам подходили и никто не понимал, то ли вам начинать, то ли журналистам вопросы задавать?

- Это постоянно, по-моему, с нами происходит. Не знаю почему. То ли журналисты нас боятся, то ли мы их боимся.

Завгородняя:

- Ну, надо сказать, что бурановские бабушки очень хорошо поют. Они поют на голоса. И поэтому, когда говорят, что, непрофессиональное пение, я всегда возражаю…

- Да это и не так важно, я думаю – профессионально ты поешь или не профессионально. Главное, чтобы от души бабушки пели… Зачем профессиональное пение требовать от бабушек? Это даже смешно.

Афонина:

- Вот коллективов таких в нашей стране огромное количество. Устрой сейчас какие-нибудь соревнования, еще неизвестно, кто кого перепоет. Почему бурановские бабушки? Вы на этот вопрос как-то отвечали для себя?

- Дело в том, что сейчас, после возвращения с Евровидения, куча звонков и предложений от разных коллективов по всей стране – от Краснодара до Владивостока, бабушки, которые говорят – а чем мы хуже, ведь мы тоже можем на следующий год ехать от России представлять в Евровидении, ведь у наших получилось, значит, и мы тоже можем. Знаете, эти бабушки – это как полет Гагарина в космос, понимаете. Потому что они оказались первыми и они дали этот толчок и, слава богу, что эта миссия, которую они заложили, что не надо сидеть дома, не надо отчаиваться, а надо брать себя в руки, надо петь, танцевать и дарить эту положительную эмоцию всем людям, которые нас окружают. И давать этот заряд и молодым, и старым, и всем-всем. Поэтому мы очень рады, что эта миссия уже выполняется. Потому что теперь пошел такой ажиотаж, что бабушки говорят, а как нам найти композитора? Дедушки говорят, есть такой коллектив в Рязанской области, где дедушки поют, они говорят – дайте нам композитора, мы готовы написать хит…

Завгородняя:

- Ксения, а как вы познакомились с бурановскими бабушками?

Рубцова:

- Дело в том, что про бабушек я увидела уже давно материалы в Удмуртии и, когда уже работала с Людмилой Зыкиной, приехала на несколько дней в Удмуртию, в отпуск к родным. И моя подруга Маша сказала – пойдем, сходим в удмуртский клуб, там будут сегодня выступать бабушки, посмотришь, как они поют Гребенщикова и Цоя. Я пришла – бабушки так меня поразили… Я даже пока еще не видела какого-то слияния. Но, когда мы готовили на следующий год юбилей Зыкиной и Зыкина пригласила много-много коллективов всяких государственных, она мне говорит – Ксюш, я знаю все коллективы и даже знаю все репертуары этих коллективов, давай что-нибудь фольклорное такое, истинное, народное. И тут я вспоминаю, что есть такие бурановские бабушки. Звоню Ольге Николаевне и говорю – сможете перевести песню Зыкиной «Снег-снежок»? Но я не верила в эту авантюру, потому что, думала, ну, пока они соберутся, пока доедут до Ижевска… А они еще раз подтвердили свое мастерство. Через два дня у меня лежал мастер-диск с шикарной обработкой песни «Снег-снежок», где они перепели на удмуртском языке песню Зыкиной. И когда увидела их Зыкина, она сказала – вот, это то, что нужно. Это то, что нас действительно тепло порадовало и с этим коллективом надо работать. Она первая, кто поверил в этот коллектив и она сказала, что надо развивать эту традицию. Несмотря на то, что это бабушки… но это настоящее, это русское, это национальное, это то, что нужно развивать.

Афонина:

- Ольга Николаевна, мы знаем, что вы рок любите? Может, поэтому в репертуаре появились эти песни?

Ольга Николаевна:

- Нет, предложение поступило от Паши, но да, я сама в свое время увлекалась, мне нравился очень Виктор Цой и Гребенщиков. Но не все песни мне понятны. Но то, что мне понятно и близко, я перевела бабушкам.

Афонина:

- Скажите, а у вас было, чтобы что-то шло не так? Вроде на репетиции все замечательно, все отлично. Выходишь – и не то…

Ольга Николаевна:

- Было очень сложно, когда нам надели наушники вот сюда, чтобы музыка была вот тут, в голове. Вышли мы на сцену и сразу растерялись, потому что мы привыкли петь и слышать друг друга. Мы должны быть всегда максимально близко друг к другу, чтобы петь от души. А тут уже не получалось от души, потому что музыка здесь и голоса все здесь…

Завгородняя:

- А нельзя ли было как-то отказаться от этих наушников?

Ольга Николаевна:

- А если бы мы отказались, это мощный зал заглушил бы нас и мы вообще ни музыки, ни друг друга бы не услышали. И благо, что было очень много репетиций, я даже не сосчитаю, сколько. И мы привыкли, и стали чувствовать друг друга через эти наушники.

Афонина:

- И на выступлении никаких сбоев не было?

Ольга Николаевна:

- Уже не было. Там шло уже от души, я думаю.

Завгородняя:

- Я в Ижевские прожила день… и обнаружила такую вещь, что все очень сильно гордятся бурановскими бабушками. Но удмурты почему-то стесняются говорить на удмуртском языке. Как вам кажется, вам приятно, что вы удмуртскую культуру все-таки продвигаете? Что теперь, может быть, перестанут стесняться, говорить, что это в деревне только говорят…

Афонина:

- Я дополню. И выучили ли иностранцы слова по-удмуртски?

Ольга Николаевна:

- Азербайджанцев даже учили, как здороваться, как «до свидания» говорить, да.

Афонина:

- И как здороваться-то по-удмуртски?

Завгороняя:

- Чечбуреси!

Ольга Николаевна:

- Во! Во! В Бураново побывала, так знает …

Афонина:

- То есть, выучили эти слова или как-то подходили, общались. На каком языке, кстати, общение-то шло?

Ольга Николаевна:

- На русском.

Афонина:

- Ну, это по-русски если знают. А если нет?

Ольга Николаевна:

- А на любом языке мы понимали друг друга.

Афонина:

- Как?

Ольга Николаевна:

- Вот так…. А там уже спрашивали – где можно выучить удмуртский язык…

Афонина:

- Кто спрашивал?

Ольга Николаевна:

- Иностранцы.

Афонина:

- А вас не пугали заграницей? Ведь вам именно для этой поездки и загранпаспорта пришлось делать, и…

Ольга Николаевна:

- Были, были загранпаспорта…

Афонина:

- То есть, вас заграницей уже не испугать было?

Ольга Николаевна:

- Нет.

Афонина:

- А первый своей выезд помните?

Ольга Николаевна:

- Да, это был выезд в Эстонию. В 2008-м году были.

Афонина:

- Страшно было, нет?

Ольга Николаевна:

- Ну, бабушки даже и не поняли, что они в какую-то другую страну едут. У них было ощущение, что они по России ездят…

Завгородняя:

- А Лазурный берег какое на вас произвел впечатление? Я помню, я встречалась с бабушками сразу после того, как они приехали с Лазурного берега и еще, говорят, мы еще как-то не осмыслили… Теперь-то вы осмыслили?

Ольга Николаевна:

- Мы еще и сейчас не осмыслили, мы еще как в тумане. Как будто это не с нами произошло, а с кем-то…

Афонина:

- Когда шло это голосование, мы же видели, как шло состязание за второе место….вот цифры эти скачут…

Ольга Николаевна:

- Ну, Галина Николаевна спортсменка, ей было интересно, конечно, я думаю, а остальные бабушки сидели и ждали, я думаю, конца.

- Да, очень сильный исполнитель был из Сербии и у нас было такое волнение, когда он нас немножко обошел. Я знаю его по Славянскому базару, он давно очень работает на сцене и голос у него, конечно, замечательный. И это соревнование было между 2-м и 3-м местом и, конечно, мы волновались, и все держались за руки, потому что было волнительно…

Афонина:

- А в чем волнение? Вы знаете, как говорят – первое место запоминают все. Ну а там уже неважно – второе или третье. Но, конечно, для нас это важно. Для нас это реальная победа. Поэтому мы и говорим, что вы действительно наши победительницы. Вы – те люди, которые сделали для России очень много. Потому что, еще раз говорю – не было ни одной страны, кроме Швейцарии, которые 3-4 балла, но поставила… Это уже гарантия того, что вы понравились… Ну а зачем тогда это волнение?

Ольга Николаевна:

- Ну, бабушки все спортсменки, они любят спорт и они понимают, что такое олимпиада и что такое состязание. Галина Николаевна у нас вообще лыжами занимается. И поэтому нам важно было, если выбирать между бронзой и серебром, то, конечно, мы возьмем лучше серебро.

Завгородняя:

- Ну, конечно, если вышли на такую сцену, то хочется повыше…

Ольга Николаевна:

- Но, по большому счету, было уже понятно, после полуфинала, после нашего выступления, как мы выходили на сцену, даже в зале служащие вскакивали с мест и кричали: «Бабушки, бабушки»… Не говоря уже про журналистов… И когда ходили по улицам Баку, дети, не понимающие русского языка, говорили – бабуськи, бабуськи… Цеплялись за них, приглашали в гости… Поэтому уже было понятно, что мы там в любимчиках и это было приятно.

Звонок от Лилии Павловны:

- Здравствуйте, я звоню из Алтайского края. Дорогие, милые бабушки, родненькие! Поздравляю вас с победой! Я бы вам первое место дала. Потому что вы не только поете, вы и дома, и в огороде, и внуков понарожали…. Я раньше думала всегда – нужно бы как-то создать клубы, «А ну-ка, бабушки» называется, я тоже на гитаре, на аккордеоне играю, пою… Так что я вас поздравляю! Живите долго. Будьте примером! Жизнь-то короткая – вот она началась и вот уже обрывается и нужно что-то оставить большую память… И вы оставляете после себя и внуков, и добрую память. Поэтому я вам желаю долго-долго жить.

Афонина:

- Спасибо, Лилия Павловна… И еще один звонок примем… Здравствуйте.

Звонок от Николая:

- Здравствуйте. Я из Ставрополя звоню. Я сам уроженец Удмуртии, но более 20 лет уже в Ставрополе живу… Очень за вас напряженно болели, слушали, отслеживали… У меня такой вопрос – Бураново в каком районе находится?

- Малокургинский район.

Николай:

- Понятно. Спасибо вам. Всего доброго. Успехов, здоровья, прежде всего.

Афонина:

- А ваши-то мужчины вас поняли? Вот ушли, хозяйство бросили… Как ваши мужчины-то к этому относятся?

- У нас у многих нет мужей. А дети-то – нормально…

Завгородняя:

- Кстати, у вас там на огородах чего-то недоделано. Я только у Валентины Семеновны могла покопать маленько огород, а остальные мне не дали, Ольга Николаевна меня не взяла с собой на огород и навоз кидать – я на нее обиделась…

Афонина:

- Даша, я тебя не узнаю, навоз собралась кидать?

Завгородняя:

- А что такого-то? Вот вы сейчас приедете домой, чем займетесь?

- Порядок уже, порядок, Даша, не беспокойся. За четыре дня сейчас мы все сделали. Кое-чего только осталось…

- Осталось помидоры и сладкий перец. Попозже которые садим.

Завгородняя:

- А ту грядку, которую я вскопала?

- Там цветы.

Звонок от Андрея:

- Здравствуйте, я из Челябинска звоню. Вот то, что бабушки сказали, это высший пилотаж, я бы так сказал. Но у нас много по России таких коллективов. Всех бы вытащить и показать, сделать бы что-то типа фестиваля. У нас в Челябинске есть группа «Митрофановна»… в Москве группа «Иван-царевич». Все бы это собрать и показать стране. Что мы на иностранщину какую-то пялимся, а своих не видим?

Афонина:

- Ну, тут как получается? Живя здесь, мы как-то этого и не замечаем. А стоит на мировую площадку выйти – все говорят – вот это да!

- Дело в том, что по приезде бабушек с Евровидения, нас принял министр культуры РФ и уже был разговор о том, что пора бы национальную и русскую культуру поднимать. Поэтому есть бабушки чувашские, есть бабушки татарские, хантымансийские и т.д. Поэтому сейчас идет речь о том, что, может быть, на следующий год мы сделаем такой большой фестиваль, где будут представлены разные фольклорные коллективы… Канал «Россия» нас поддерживает…

Афонина:

- Но, знаете, не в возрасте, мне кажется, дело. Ведь на Евровидении выступал мэтр английской музыки, понимаешь ли, Энгельберт, не побоюсь этого слова, Хампердинк. И какое место он занял? Последнее… Ну так вот, отличились вы, заметили вас…

- Энергетика, понимаете. Если есть эта жилка, если есть эта молодость в душе… Потому что общаясь с бабушками, никогда не скажешь, что это в душе бабушки. Мы с ними больше как близкие подруги. У них в душе искренность и энергетика – это летит в зал и зал взрывается. Поэтому это самое главное. Если это есть, неважно, сколько тебе лет и, дай бог, что с этой энергетикой бабушки проживут…

- А энергию ведь они черпают от земли, а за эти четыре дня они еще успели и молебен отслужить по поводу строительства бурановской церкви…

Афонина:

- От вас мы хотим услышать… Когда не складывается что-то в личной жизни, когда не можешь понять, как тебе найти свою половинку, что делать надо, как вы считаете? Как найти своего мужчину в жизни?

- Мы мужчин не искали в молодости, они сами находили нас. У нас удмуртки скромные, они не лезли к парням сами. Парни находили нас. Надо скромно себя вести.

Афонина:

- Так, а еще что надо?

- Песни пели. Первый ряд идем мы поем, по улице, а за нами парни идут…

- Надо заниматься тем, что тебе нравится и счастье само приходит. У меня вот так было. Я не думала, потому что мне некогда было думать об этом… Я училась, об этом я тогда не думала… Вот и такой есть вариант. Не знаю, ведь у каждого свой поиск какой-то… У меня поиска не было – само пришло…

Афонина:

- А вот бабушка Граня нам что скажет?

Граня Ивановна:

- У меня шестеро детей, и живем 44 года с мужем. Он тоже, наверное, нашел меня.

- Она приехала на свадьбу к подруге в соседнюю деревню и там Николай ее заметил. Познакомились. А я уже к ней на свадьбу поехала.

Афонина:

- А ухаживал красиво?

- Достаточно все скромно. Я даже не помню, чтобы Алеша мне дарил цветы. Мне казалось, что и не надо. Никогда не признавался, хотя я и знала, как он ко мне относится. Поэтому у нас как-то это все не на публику, я бы так сказала.

Афонина:

- А как же вы говорите, что девушка должна быть скромная, а вот Алевтина Геннадьевна считает, что жена всему голова? Это как? Мужчина согласен с такой позицией-то?

- У нас и жена, и муж. Где надо – жена, где надо – муж…

Афонина:

- А почему сказали, что все-таки жена – голова?

- Ну я не знаю, почему так сказали…

- Муж Алевтины Геннадьевны плетет лапти для всего коллектива. Научился. Это эксклюзивный вариант…

- Я говорю – Илья Иваныч, лапти у меня дырявые, в чем поеду-то выступать-то? Он так посмотрел, конечно, сначала, а потом – смотрю, поехал в соседнюю деревню, заходил к дедушке, расспрашивал, что да где, да как делали…

Завгородняя:

- А где лыко берет?

- Из лесу, вестимо.

Афонина:

- А как называется тот, кто лапти плетет? Лаптеплет?

(Смеются).

- Просто мастер.

Афонина:

- А, знаете, что нас с вами родним, Алевтина Геннадьевна? Мы с вами судоку любим разгадывать. У каждой наверняка есть такая небольшая тайна…

- Вот вы говорите про продукты, кто что с собой взял. А вы спросите у Грани Ивановны, у Галины Николаевны, что у них? Что люди делают? Вот они садятся и вяжут, и вяжут, и вяжут. Сколько навязали носочков в дороге? Грани Ивановна, сколько навязала?

- Сколько навязала, столько и оставила.

- А кукол каких делали, обереги какие!

Афонина:

- Ну что, давайте еще звонок примем, а потом обязательно песню споем, хорошо? Здравствуйте.

- Здравствуйте. Я звоню из села Московское Ставропольского края. Я уже очень старенькая бабушка, мне 75 лет. Я хочу сказать, что ваши песни, дорогие бабушки, понравились не только взрослым, не только бабушкам, но и детям. 29 мая в детсаду №60 города Ставрополя провожали детей в школу и они уже под вашу музыку танцевали и пели. То есть, за такой короткий срок воспитатели с ними разучили одну из ваших основных песен. Большое вам спасибо! Здоровья и творческих успехов вам!

Афонина:

- Спасибо огромное. Я знаю, что Галина Николаевна у нас всю жизнь в детсаду и проработала, если не ошибаюсь, да? Ну, как вам такой опыт?

- Если бы я в садике работала, у меня то же самое было бы…

Афонина:

- А если бы вы работали в то время, когда Дима Билан победил, вы бы и его песню тоже с детьми разучивали бы?

- Нет. Я такие не умею сложные песни петь…

Завгородняя:

- Вот когда я смотрела Евровидение, мне никто не запомнился, кроме вас… А вам кто-нибудь запомнился из участников?

- Хотя и говорят, что все они одинаковые, я бы так не сказала. Когда в зале сидишь и слушаешь, мне показалось, что очень способные молодые люди. Очень способные. Голоса вообще шикарные… И было много очень хороших исполнителей. И нам очень понравилась румынка, и шведка мне очень понравилась…

Афонина:

- То есть, это непосредственное восприятие, оно гораздо лучше, чем через экран?

- Да, конечно. Мне кажется, когда через экран, что-то там утрачивается и люди уже этого не чувствуют. И хорошо, что у нас техника так вперед шагнула, такие звуки… Но когда без техники, вот так, вживую, человека слушаешь, гораздо лучше…

- Мальчик из Эстонии тоже был очень сильный. Рядом с нами он находился в грин-руме, и мы друг друга поддерживали, так как мы финно-угорская группа….

Афонина:

- На самом деле, конкурс Евровидение – довольно странный конкурс, кто бывал там. Этого не видно на экране, но журналисты это знают. Потому что есть определенные люди, которые на этот конкурс ездят из года в год и, как правило, занимают они первые места в первых рядах. То ли мужчины, то ли женщины – непонятно…

Завгородняя:

- Ну, они выглядят, как женщины, а на самом деле – мужчины.

Афонина:

- Да. И эта публика считает этот конкурс своим. И их там встречают, они каждый год приезжают в вечерних нарядах… это их личное шоу… Вы видели в первом ряду этих странных людей?

- Говорили, что да, конкурс такой напряженный, но мы как-то это не ощутили, потому что прямо в любви купались в людской и уже ничего не видели.

- Я сидела в зале в первый момент, и как раз недалеко от первых рядов и, когда вышли бабушки, флаги разных стран просто поднялись наверх и, думаю, что даже из-за этих флагов не было видно ни рядов, ничего, там был такой ажиотаж…

Афонина:

- Я смотрела конкурс Евровидения во Франции… И когда каждая страна давала баллы России, французы реагировали так – о, бабушки, бабушки!... И из этого я сделала заключение, что Франции вы тоже очень понравились.

Завгородняя:

- Я обратила внимание, что французы дали 4 балла. Для французов это, наверное, много…

- А вы бы видели, что в пресс-центре творилось! Когда участники все выступали, журналисты что-то делали… Весь пресс-центр рассредоточился по огромной-огромной площади. Но, когда стали выступать бабушки, подтянулись все к экранам и вскочили на стулья, на столы и флажки разобрали у нас, как перепечи… И все пели эту песню. Мы в пресс-центре бабушек не слышали, мы пели сами. Я смотрела на журналистов разных стран и думала – все полюбили эту песню. Это было видно невооруженным глазом…

Афонина:

- Как вам кажется, а ваша судьба после этого может измениться? Судьба вашего коллектива, конечно, в первую очередь?

- Я думаю, что нет… Единственное, что мы построим церковь.

- Естественно. Я хочу сказать, что в чем и заключается ценность бабушек и драгоценность, что нужно оставить в них эту непосредственность и эту чистоту, какая у них есть. Потому что мы не хотим вступать в шоу-бизнес, не хотим этого гламура, какой есть у победителей больших конкурсов, мы хотим сохранить эту непосредственность и чистоту, чтобы дарить ее зрителю. Вот и все.

Афонина:

- А почему церковь для вас так важна?

- Село наше было волостным центром. Была там церковь. Красивая церковь была. Я в 1938-м родилась, меня там крестили еще. В 39-м закрыли церковь. В 49-м досконально все разобрали по кирпичам. Раз мы еще живые, нам надо поработать.

Завгородняя:

- Да, видела я, камень заложили в основу церкви. 28 октября 2011 года. Кстати, прямо рядом с детсадом, где Галина Николаевна работала. А почему такое место выбрали?

- А потому что это место не оскверненное. Чистое. Это была школьная территория, там был сад. Школа выделила в 80-м году участок для постройки садика. А потом там с 1980-го был детский сад, я там проработала до пенсии. И года 3-4 там только садика нет, но было так и загорожено все, никто не ходил… И на перекрестке трех дорог… И выше школы даже… А для церкви всегда высокое место ищут.

Афонина:

- Ну а давайте немножко помечтаем. Вот церковь построят. Но ведь понадобится тот, кто в церкви петь будет. Вы будете там петь, в церковном хоре?

- Я и сейчас пою. Только сейчас прогулы делаю из-за Евровидения…

Афонина:

- А что поете, можно попросить вас спеть?

- Зачем? В церковном хоре пою. Это молитвы.

Завгородняя:

- Вот я сижу и думаю – у меня ведь давно сформулировалось мнение, почему бурановские бабушки прославились на весь мир. Когда я с ними познакомилась, первая песня, которую я услышала, была такая – пусть в морщинках наши глазки, но душой мы молоды. И, я думаю, что именно молодость души - это не фигура речи, а это то, что есть на самом деле. Они взяли и рок-хиты стали петь. Какая была первая песня?

- «Звезда по имени Солнце» и «Город золотой». Две песни.

Завгородняя:

- А сопротивление было?

- Как не будет? Потому что сама музыка непонятна была бабушкам. Но, когда я рассказала про Цоя, про его жизнь, они в этом тексте увидели совершенно другое. Я тогда подумала – надо же, насколько был гениален Цой в текстах…

Афонина:

- Ольга Николаевна, а не проще ли было с молодежью разучивать эти песни?

Ольга Николаевна:

- Мы же думали, что это какой-то такой эксперимент чисто для одного мероприятия, оно уйдет в песок и никому не будет дальше интересно, а пошло-то вот ведь как…

Афонина:

- Нет, а молодежь вообще ходит?

- У нас очень много всяких коллективов в доме культуры. У нас и ансамбль духовых инструментов, у нас есть ансамбль народных инструментов, есть свой театр национальный детский, есть клуб рабочей молодежи.

- Еще подрастающее поколение есть, женщины – коллектив.

Афонина:

- То есть, вам уже потихонечку в спину начинают дышать?

- Да, да.

- Бабушки – они известны. У нас замечательный коллектив в сельском доме культуры… И мы как-то так приспособились друг к дружке и понимаем, что детям-то надо больше отдавать, нежели бабушкам. Бабушки сами отдают.

Завгородняя:

- Ой, какие коллективы у Ольги Николаевны! Они танцуют буги-вуги, они танцуют степ, они поют все, что угодно. Они «Ветер с моря дул» на удмуртском языке разучивали, когда я приехала. А был роскошный отчетный концерт, который Ольга Николаевна вела, я на удмуртском не понимаю, конечно, но я была очень воодушевлена. Это прекрасно! Выходили балалаечники, гитаристы, на гуслях товарищ сыграл!..

- Гусли бабушки купили, кстати, и подарили бабушкам. Николай Григорьевич научил их буквально за три месяца. Не зная музыкальной грамоты. Вот так у нас все. Надо дать детям возможность себя поискать, повыбирать, потому что у нас возможностей таких…

Завгородняя:

- Зато, мне кажется, у ваших детей есть больше времени… Потому что они не испорчены Интернетом. Я зашла в местную бурановскую школу и мне учителя признались, что, наверное, дети хорошо учатся, потому что у них Интернета нет. Поэтому они могут читать, могут петь… Поэтому у них какие-то человеческие развлечения еще остались, еще сохранились нормальные, детские, поэтому дети растут творчески очень талантливые.

Афонина:

- А вот объясните мне такой парадокс. Считается, что старость нужно обеспечивать. Вот человек выходит на пенсию – значит, все, дальше уже дети, внуки, правнуки начинают о нем заботиться. А вы, получается, для Бураново как раз тот самый источник – это купили, это по вашему желанию будут строить, дорога появится. То есть, получается, что вы для Бураново тот самый источник, из которого уже теперь село начинает черпать, в том числе, такие ощутимые материальные подарки.

- Да, получилось так.

- Так надо было, значит.

Звонок из Ростовской области:

- Здравствуйте. Я поздравляю, во-первых, «Комсомольскую правду» с таким замечательным праздником для бурановских бабушек и поздравляю их и желаю вообще процветания фольклорной культуры в России. Здоровья вам большого и долголетия, чтобы у нас постоянно народная культура была на высоком уровне.

Афонина:

- Спасибо вам большое. Ну а уж коль мы заговорили о том, кто кого обеспечивает, то вот как получается так, что мужчины у нас в жизни не очень активны? То есть, как-то все на женщинах. Вы это ощущаете?

- Да нет, у Алевтины Геннадьевны, например, Илья Иванович очень активный человек и, если надо супруге помочь, он всегда и на машине съездит… У Ольги Николаевны муж тоже и пчел разводит, и по дому все делает. Да всякие мужчины есть…

- Просто не у всех они есть…

Афонина:

- Да, став героинями таких сюжетов и, выйдя на мировую площадку, ну, наверняка мужчина скажет – эх, мне бы такую спутницу жизни-то, а?

Завгородняя:

- Сейчас поедут в Бураново за невестами обязательно, а как же!

- Азербайджанские дедушки предлагали им остаться в Баку. Но бабушки, как патриотки своей страны, сказали – нет.

Афонина:

- Что, правда, предлагали остаться? Мужчины заигрывали?

- Нет.

- Но зато после выступления на финале, в шесть часов утра мы уже сидели в автобусе и просто на ходу спали, а бабушки все время пели. В шесть утра… Выходим мы на улицу, бабушки вышли, сделали круг и опять поют. Мы просто выйти не можем из автобуса, потому что уже все, на последнем издыхании… Я подошла к Галине Николаевне и говорю – ну, что, в ночной клуб, она говорит – поехали.

Афонина:

- Вас было 8. А на сцену должны были выйти 6.

Завгородняя:

- И говорят сейчас – сикстет. А я думаю – какой же сикстет, когда он октет на самом деле.

- Это было большой проблемой, да. Но хватило мудрости и ума и у организаторов, и у нас, я думаю, это все уладить, потому что поехали все бабушки. Это был вообще для нас такой большой подарок. И мы даже подумали о том, что, если двоих не возьмут, мы откажемся. Была такая грешная мысль. Поэтому у нас единый коллектив, мы очень давно уже вместе и очень хорошо друг друга знаем. Иза-апай, когда был отборочный, она говорит – давайте, девочки, я на этот раз останусь, потому что я же участвовала в 2010-м, а вот Грани Ивановна не участвовала, Шкляева не участвовала, а у Алевтины Геннадьевны у нас случилось несчастье, она попала на операцию, поэтому не смогла. И вот как-то так получилось и я благодарна бабушкам, что они друг друга не истязали…. И я этому рада, и я поняла, что наш коллектив настоящий.

- А репетировали мы все восемь человек.

- Все восемь, да… Сначала одна пара, потом вторая пара… А потом все восемь. И это продлевало по времени нашу репетицию, но никто не говорил, что зачем так долго, что давайте только вшестером, не было даже ни разу такого слова. Поэтому я очень благодарна за это. Я очень боялась этого, как руководитель, мне было страшно. Но вот так получилось все по-людски, по-человечески… Мне казалось, что двое бабушек, которые останутся, затаят обиду, а ведь обида же это страшная вещь, она внутри все губит, разъедает. А тут они смогли через это перешагнуть и так получилось все хорошо, слава богу.

- А сейчас мы все поем!

Завгородняя:

- Да, уникальный хор, уникальный коллектив. Кстати, Зоя Сергеевна, которая на сцене не выступала, но она тоже корвалолчику-то положила в чемодан, между прочим… Так что, да, коллектив совершенно единый, все волновались очень. Ведь вы же все равно волновались, да, Зоя Сергеевна?

Зоя Сергеевна:

- Да.

- …Ну, это перебороть никак нельзя, это ты душа-то там. А сама-то здесь… И намного сложнее. Вроде душой ты там поешь, а ты здесь, ты здесь переживаешь за них…

- Они как лакмусовая бумага были для нас. Аля с Зоей сидели там и всегда говорили – вот здесь не так, вот тут чуть-чуть поправить…

- Когда из своего коллектива человек смотрит со стороны и делает замечание, гораздо важнее и нужнее, потому что мы уже друг друга знаем, наша культура все равно специфична, поэтому – да…

Афонина:

- А номер кто ставил? Откуда вот эти находки-то появились?

- А из жизни все взялось. Идея с печкой, когда мы в первый раз поехали с этой, в смысле, познакомились с этой песней, взяли свой текст и текст, как нельзя хорошо подошел ко всей вот этой песне, и мы думали – если мы в национальных костюмах, которые достались от наших бабушек…

- Всю ночь думала, да, ведь?

- Да. Ехала в поезде и думала – надо, чтобы что-то наше было. Разбудила среди ночи…

- Она ко мне идет, меня будит и говорит – Галина Николаевна, а что было бы, если бы печку мы поставили туда? Отстань, говорю, иди, ставь, уйди от меня, спать не даешь…

- Да. И когда мы предложили, опять-таки, к нашей радости, мы боялись организаторов, мы думали, что они не поймут наших этих заморочек деревенских, думали, что будут говорить, что тут надо так вот вам подвигать, тут вот так… давайте вот вам подтанцовку какую-нибудь в коротеньких юбочках девочек… мы боялись, честно, этого. Но когда мы сказали, что неплохо бы там печку и перепечи, тем более, что накрывался белой скатертью стол и ждут в гости своих детей и пекут пироги. Поэтому они пошли навстречу и быстро так как-то согласились с нашей идеей… Конечно, чтуь-чуть подчистили нам и, мне показалось, получилась такая хорошая деревенская картинка….

Завгородняя:

- Да, и настоящие перепечи же фигурировали на сцене. Поднос и на нем перепечи натуральные. Кто съел перепечи потом?

- Рабочие сцены.

Завгородняя:

- В общем, бабушки там всех накормили – журналистов, рабочих сцены. А эти перепечи с чем были?

- Последние – с мясом и с капустой.

Афонина:

- Знаете, за вас столько людей переживало и так искренне хотело, чтобы вы победили… Поэтому мне бы хотелось, чтобы каждый из вас что-то сказал тем людям, которые искренне за вас переживали, которые знали, что вы все равно победите, которые верили в то, что ваш талант, ваше удивительное обаяние, ваши удивительные глаза, ваши фантастические голоса, она очаруют Европу, Америку, Азию и бог знает еще что… Вот что бы вы им сказали? Может быть, каждый что-то по реплике произнесет?

Ольга Николаевна:

- Я думаю, что победа эта общая. Не конкретно наших бабушек, но и наша, конечно. Но для этого был огромный путь пройден. Вся Россия болела, наверное, поэтому это победа. А нас ведь много с вами. И мы же от чистого сердца, от души это все делали, поэтому я думаю, что получилось. И все от души за нас болели поэтому.

Валентина Семеновна:

- Спасибо за вашу душевность, искренность. Мы рады, очень рады.

Граня Ивановна:

- Мы очень рады были. Даже слезы были. Да, спасибо всем.

Зоя Сергеевна:

- Ну, мне сказала внучка – «Победите, бабушка». Я говорю – спасибо.

Афонина:

- Ну, вот даже если для кого-то, это все равно победа!

Галина Николаевна:

- (говорит по-удмуртски).

Афонина:

- Ой, я думаю, что удмуртские поклонники все поняли…

Галина Николаевна:

- А я их понимала, они по-английски говорили, так пусть они теперь меня поймут… Что я их всех-всех благодарю. Всех заграничных людей, которые голосовали за нас. Вот и перевела. И наших.

Афонина:

- Спасибо…

Екатерина Семеновна:

- Я благодарю всех, кто за нас голосовал. Я очень рада. И спасибо всем людям, кто за нас голосовал.

- А я просто хочу сказать: всем низкий поклон.

Афонина:

- Ну что, Мария, буквально две секундочки…

Мария:

- А хочу сказать спасибо всей нашей молодежи удмуртской, потому что они не ленились и звонили в разные страны, не жалели денег и рассказывали о том, какие есть бурановские бабушки. И от этого тоже прибавилось, наверное, голосов. Не заставляли голосовать, а просто рассказывали – посмотрите в Твиттере, посмотрите в Ютубе – и люди смотрели. И, наверное, там прибавилось наших поклонников. Спасибо им.

Афонина:

- Мне бы очень хотелось, чтобы мы сейчас увидели и услышали, что хотели бы сказать вам те люди, с которыми пообщались наши журналисты, как они воспринимают вашу победу и какие слова они хотели бы произнести. Смотрим и слушаем.

«- Бабули, молодцы! Здоровья вам, удачи! И больше новых, классных, позитивных песен.

- Они единственные, кто хорошо спел на этом Евровидении. Все остальное было примерно под одну и ту же музыку. Они заслужили и первое даже место. Потому что выйти на сцену в таком возрасте – это многое значит уже.

- Второе место – это достойно. И потом, не так важно было бороться за победу… Для Европы они, наверное, заняли высокое место потому, что этот город, он принадлежит к финно-угорской группе, куда они приехали… Поэтому за них финны наверняка голосовали, в Карелии. То есть, другие страны, к которым они относились. А вот так, с точки зрения музыки, с точки зрения всей Европы, конечно, они не могли занять первое место.

- Молодцы! Вот мне 83 года, я с удовольствием, я любил веселиться… Самое главное – здоровья! Здоровье будет и творческие успехи будут, все будет! Правильно? Вот так! Я им очень благодарен. Они мои землячки, я с тех краев. Всем привет!

- Чтобы они построили церковь! Чтобы сбылась их мечта – церковь!

- Российские бабушки – они рулят!

- Отлично! По-моему, огромный заряд позитивной энергии, на самом деле. И мне кажется, что в это собрание молодых людей, талантливых, вошли наши бабушки…

- Здоровья хотим пожелать!

- Здоровья и творческих успехов!».

Афонина:

- Огромное спасибо говорят бурановские бабушки своим поклонникам! А есть ли у вас песня, которой вы обычно завершаете ваше выступление?

- Да. Это песня о том, что надо радоваться каждому дню, каждому часу, каждой минутке своей жизни, независимо от того, плохо тебе или хорошо. Радуйтесь жизни, дорогие телезрители и радиослушатели.

Афонина:

- И еще один вопрос. Мы знаем прецедент. Когда Дима Билан занял второе место, но приехал и победил. Вы способны еще раз на это же или это ни к чему, а?

- А зачем нам это?

- Нет.

- Мы уже себя победили, мне кажется, второй раз будет уже лишний.

- У нас полный комплект уже! Первое место на отборочном. Третье место было в 2010-м году. Не было у нас второго места. А теперь у нас – полный комплект! Мы довольны! Что еще надо?

Афонина:

- Спасибо вам огромное! Вы подарили нам счастье от того, что вы есть – удивительные, замечательные, нежные, добрые, очаровательные… Бурановские бабушки – вы лучшие!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ