2016-07-14T10:30:19+03:00

Эрнест Хемингуэй

Старик и море

00:00
00:00

Андрей Крайний: «У нас на флоте бывали случаи, когда при перегрузке рыбы с ловца (судна, сейнера) на транспорт – а во время этих погрузочных операций море волнуется, болтает, волна поднимается – человек падает за борт. Все видят, ему тут же бросают спасательный круг, его вытаскивают, а он уже уснул. Всё, сердце остановилось – на глазах людей… поэтому рыбак – это героическая профессия».

Гость – руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний. Ведущая – Анна Балуева.

Балуева:

– В эфире программа «Книжная полка», где мы рассказываем о книгах из золотой серии для юношества. Очередная книжка, которая вышла в издательстве «Комсомольская правда» – «Старик и море» Эрнеста Хемингуэя. И в гостях у нас сегодня рыбак, человек и пароход, большой друг «Комсомольской правды» и руководитель Федерального агентства по рыболовству Крайний Андрей Анатольевич. Почему я говорю, что он большой друг «Комсомолки» – потому что на самом деле он работал в «Комсомольской правде». И здесь масса совпадений, потому что Хемингуэй – тоже журналист, так же как и Крайний Андрей – тоже журналист, и где-то по духу они совпадают.

Крайний:

– Более того. И я, и Хемингуэй – военные корреспонденты. Не просто журналисты, репортажи свои писали.

Балуева:

– То есть буквально вас сегодня к нам привела судьба, и мы вас поздравляем с днем рождения, который у вас был вчера. Как отмечали?

Крайний:

– Отмечал на работе. Проводил совещание. Правда, принимал поздравления, но полный рабочий день.

Балуева:

– Я не сомневалась, что будет такой ответ. Рыбу вчера съели?

Крайний:

– Конечно. Попробовал лососевой икры с Камчатки.

Балуева:

– Не из баночки?

Крайний:

– Нет, не из баночки. Камчатские рыбаки прислали. Рыбаки говорят, что это не взятка и даже не знак внимания. Это отчет о проделанной работе. Они поймали абсолютно рекордное количество лосося на Камчатке, самый большой улов за 110 лет.

Балуева:

– А когда начинается рыболовный сезон?

Крайний:

– У нас постоянно идет рыбалка, просто разную рыбу ловят в разное время. Лосося ловят – это начинается летом, и заканчивается в сентябре на Камчатке, в октябре закончится на Сахалине. Лососевая Путина идет 4-5 месяцев.

Балуева:

– Ну да, там происходят драматические истории с лососем – они мечут икру и умирают. Рекордный улов – это сколько?

Крайний:

– 250 тысяч тонн с небольшим. Лосося поймала Камчатка, именно Камчатка. Всего рыбаки Дальнего Востока поймали 480 тысяч тонн лосося. У нас самый большой рекорд был в 2009 году, когда поймали 500 тысяч тонн, полмиллиона. Но сейчас чуть-чуть хуже. В этом году это второй результат на 110 лет наблюдения за лососем. То есть когда у нас есть официальные статистические данные, мы можем понимать, что это рекорд. Это говорит о том, что популяция лосося на пике, что правильные были приняты управленческие решения в свое время. Рыбу вывели из тени, сейчас улов стало невыгодно скрывать, как это было несколько лет назад. кстати, еще любопытный факт, связанный с рыбой и мужеством русских рыбаков и русских транспортников: впервые, я даже не знаю, за какое количество лет, но за постсоветский период, лет 40-50, впервые северным морским путем транспорта с рыбой пришли из Камчатки в Санкт-Петербург. То есть у нас Северный морской путь работал в одну только сторону: на Север завозилось все: начиная от бензина, мазута и дизеля, и кончая продуктами питания. Впервые пошел обратный тренд: рыбу повезли из Петропавловска-Камчатского в Санкт-Петербург. 29 суток шел переход, мы внимательно отслеживали, как он идет, потому что волновались. Все-таки арктические моря, льды. Несмотря на то, что Арктика теплеет.

Балуева:

– Все равно это опасно.

Крайний:

– Могут быть нештатные ситуации. Думаю, что ваши слушатели и зрители помнят о той драматической обстановке, которая сложилась на Сахалине в начале года, когда у нас в январе вмерзли суда. В Сахалинском заливе несколько судов оказались в ледовом плену, и как пробивались ледоколы, как вытаскивали эти суда – достойно не одного репортажа, может быть, целой повести. Потому что там нашлось места всему: и отчаянию, и мужеству, и спокойному исполнению своего долга. Вывели корабли. Хочу сказать, что последний раз такая ситуация была в 1967 году, и тогда в СССР не смогли вытащить корабль, оставили его зимовать.

Балуева:

– Но людей спасли?

Крайний:

– Людей тогда сняли, люди не погибли. Но оставался небольшой экипаж, чтобы поддерживать жизнеспособность парохода, и по льду на лайках завозили питание. Но это было давно. А сейчас нам удалось спасти и людей, и технику вместе с Минтрансом.

Балуева:

– Андрей Анатольевич, а рыбак – это особая порода человека?

Крайний:

– Да, абсолютно особая порода, требующая особенных черт характера. Ну, если говорить просто о рыбаке-любителе, который выходит с удочкой, со спиннингом на рыбалку, чтобы испытать сладостные мгновения, когда ты тащишь рыбу или вываживаешь – надо порой просидеть несколько часов. И понятно, что люди моторные, гиперактивные, энергичные – им физически тяжело сидеть. Надо сидеть тихо, несколько часов в ожидании поклевки, клева. А потом начинается борьба с рыбой. В принципе, это честнее, чем охота. Человек вооружен удочкой, а рыба находится в своей родной стихии, поэтому шансы примерно равны. И это шаманство, любопытной, которое порой вызывает улыбку, наблюдая за приготовлениями, за выбором рыбаком-любителем места, за подкормками, которые должны дать результат. Мне почему-то вспоминается Герман из «Пиковой дамы». Есть похожие алгоритмы действий. А если говорить о рыбаках-профессионалах – то это прежде всего тяжелая работа, которая сопряжена с риском.

Балуева:

– Это мы говорим о тех, кто на трейлерах, занимается промышленным рыболовством.

Крайний:

– Да, те, кто занимается промышленным рыболовством. Там, к большому нашему сожалению, всегда есть место подвигу. Потому что стихия. Лучше, если бы это была нормальная рутинная работа. Но не бывает так. Потому что рыбаки работают в морях, в океане, и понятно, что ситуация меняется мгновенно. У нас были случаи, когда в Охотском море зимой начинает на корпус судна налипать наледь – такое обледенение корабля, – и вся команда занимается тем, что скалывает этот лед. И порой идет настолько быстрое обледенение, что они не успевают.

Балуева:

– А чем оно мешает, обледенение?

Крайний:

– А мешает тем, что постоянно нарастает – это же не корочка. И тогда нарушается центровка у парохода, пароход совершает оверкиль – то есть переворачивается. И происходит это примерно за 3-4 минуты, очень быстро. И это такое короткое время, что очень сложно даже надеть гидрокостюм. Хотя они есть на всех судах – гидрокостюмы с подогревом, потому что вода холодная, 3 градуса. Но даже если вы оказались в этом гидрокостюме в воде, и если вас в течение нескольких минут не спасут, то факт, что вы там и останетесь. У нас на флоте бывали случаи, когда человек при перегрузке, когда рыба перегружается с ловца – судна, сейнера, – на транспорт; во время этих погрузочных операций: это море, оно волнуется, болтает, волна поднимается, – человек падает за борт, все видят, ему бросают тут же спасательный круг, его вытаскивают, а он уже уснул. Все, сердце остановилось – на глазах людей, поэтому это героическая профессия. Рыбаки уходят в рейсы на несколько месяцев. Это достаточно тесное пространство, кубрики, в которых они живут, маленькие каюты. Потому что на таком корабле все подчинено одной задаче: поймать рыбу и сразу же ее переработать, чтобы она не пропала. Современное рыболовецкое судно – это не просто судно, это фабрика по производству рыбы. И поэтому очень много нужно оборудования.

Балуева:

– То есть там сразу идет переработка, насколько я смотрела документальные фильмы.

Крайний:

– Конечно. Это тяжелая работа. И вытаскивать трал тяжелая работа, и обрабатывать рыбу очень тяжело, это вахты восемь через восемь – когда восемь часов отстоишь на вахте, работаешь, восемь часов спишь. И эти сутки продолжаются неделю, две, три, пять, десять недель. Это тяжелая работа. Поэтому рыбаки зачастую народ немногословный, потому что профессия достаточно суровая, и люди большого мужества.

Балуева:

– Да, охотно верю. Мы все-таки обсуждаем книжку Хемингуэя «Старик и море», нам есть о чем поговорить.

Крайний:

– Давайте вернемся к этой книге.

Балуева:

– Со стариком Сантьяго все, к сожалению, ясно. Мне хочется задать немного философский вопрос: если все-таки про Хемингуэя – стоит ли даже самая огромная рыба человеческой жизни? Стоит за нее рисковать жизнью так же, как этот старик? Я понимаю, что это притча, метафора мечты.

Крайний:

– Да, там не совсем про рыбу. Рыба – это символ, это иллюстрация к тому, что хотел сказать Хемингуэй.

Балуева:

– Да, это все так. Ну а в реальной жизни?

Крайний:

– Никто, уходя в море, не думает, что он будет рисковать жизнью. Невозможно жить с постоянной мыслью, что ты будешь рисковать жизнью. Даже героям ведомо чувство страха. Но вы же, садясь в самолет, даже боясь, все равно садитесь. И кто-то из философов сказал: плавать по морю необходимо, поэтому люди, которые выходят в море, надеются на улов, как и старик. Он надеялся на большую рыбу. Он мечтал. Будучи человеком неверующим, прочел молитву – сбивался, вспоминал слова, жалел, что рядом нет мальчика. Он совсем не собирался отдавать там жизнь, он просто хотел поймать большую рыбу. А когда он ее поймал, когда боролся с ней трое суток, когда были изранены руки, у него не было еды.

Балуева:

– Мог же бросить.

Крайний:

– Да, и соли не было. Но бросать уже нельзя – это характер человека. И человек, который бы ее бросил – он бы и в море не пошел. Нет, рыбаки не такие люди, чтобы бросить. Он уже поймал, она его. Поэтому у него одна мечта: довезти ее до берега. И в этой рыбе у него сублимируется все. Он начинает думать, сколько стоит фунт этой рыбы, думает, как ее продаст, что сделает на эти деньги. Бросить – это значит бросить осуществление своей мечты на полпути. Конечно, есть люди, которые спокойно бросают и по этому поводу не переживают, нисколько не рефлексируют. Хотя к старости приходит понимание того, что где-то повернул не той тропкой, пошел не той дорогой. По пути наименьшего сопротивления. Но старик не такой, он будет бороться до конца. И обратите внимание в этой книжке, с каким достоинством он это делает. Нищий человек¸ который спит на газетах, подкладывая свои единственные штаны, у которого латаный-перелатаный парус, у которого нет еды – ему мальчик кофе приносит, в долг ему дают. Тем не менее какое достоинство в этой фигуре! Фантастический образ! Кстати, Хемингуэй сам был заядлым рыбаком. Очень любил, и часто выходил в море с кубинскими рыбаками, дело происходит на Кубе, там огни Гаваны должны где-то виднеться. Помните, когда он уже с этой рыбой начинает возвращаться. И акулы – тоже символ. Как он с ними борется, как теряет гарпун, делает из ножа – теряет нож, бьет их дубинкой. Это противостояние духа человеческого силам стихии, если хотите, силам природы, безжалостным, которые против него. Но все равно побеждает! Он все равно побеждает, несмотря на то, что да – рыбу съели.

Балуева:

– Да, мечта осуществилась, но в каком виде она осуществилась – другой вопрос.

Крайний:

– Он же ее поймал, он мечтал об этом. Он никогда в жизни не ловил такую рыбу. Если мне память не изменяет – я давно читал эту повесть. Когда он поймал две рыбы, такие большие, речь идет о рыбе-меч, но такую большую не ловил никогда.

Балуева:

– Но она в полтора раза больше его лодки.

Крайний:

– А когда он ее увидел, она проходила под его лодкой, – он просто обомлел. К слову сказать, перебью себя. Помните, совсем недавно весь Приморский край всполошился из-за акул, и понятно, что все бросились на ловлю этих акул, этих хищников. Хотя надо сказать, наши ученые – у меня там два института в Приморье, – наши ученые совершенно категорически заявляют, что акулы не питаются людьми. И словосочетание акула-людоед – мифологическая вещь. Не бывает ситуаций, описанных в фильмах «Челюсти» и подобного рода им. Акулы питаются в основном морзверем. И почему человек потерял кисти рук – он начал с ней бороться, а не она с ним сначала.

Балуева:

– Понятно, сам полез.

Крайний:

– Да, он полез. И даже поведение акулы в этот трагический момент – все эти мифы полностью опровергает. Она наносит ему тяжелые повреждения. Естественно, идет кровь в воде. Акула плохо видит. Как говорят про носорога: носорог плохо видит, но это не его проблема. Так и здесь: акула плохо видит, но это не ее проблема. Зато она нюхает хорошо, она чувствует растворенную в воде кровь. Казалось бы, должна осатанеть, взбелениться и кинуться на него, – она уходит. Так вот, к чему я вспоминаю об этом. это была большая белая, пятиметровая. Она на самом деле бывает еще больших размеров. То есть это животное не очень взрослых размеров. Я как раз был в Приморье в конце августа – начале сентября. Мы говорили с нашими рыбаками и нашими пограничниками о том, что, очевидно, это следствие потепления климата. Потому что вода теплее была, чем обычно, градуса на 3-4. Кстати сказать, лосось заходил на Сахалин – стадо лосося ждало, когда температура воды упадет. У этой рыбы все четко – но ей же 20 миллионов лет. Мы заговорили о касатках, что касатка – это кит-убийца. Нет документальных свидетельство о том, что касатки нападают на людей, ни одного не зафиксировано свидетельство. В то же время касатки с большим удовольствием нападают на акул. И учитывая, что они огромные, очень мощные животные, акула в основном спасается бегством, если начинается нападение касаток. И один адмирал в отставке, в недавнем прошлом командир пограничного корабля, говорит: во всех книжках написано, что касатка 8 метров в длину. Он говорит: я командовал кораблем, была очень хорошая видимость, прозрачная вода. У меня, говорит, длина корабля – 8 метров. Но между тем с одной стороны торчал хвост, а с другой стороны не только морда, а вся башка, которая где-то метр. И я, говорит, сделал вывод, что книги не всегда правы. Поэтому когда вы сказали о том, что там была огромная рыбина, я сразу вспомнил историю про касаток и акул. А возвращаясь к старику – он все равно вышел победителем из этой схватки, и сам себе доказал что-то очень важное. Он не сломался. Это был 85-й день без улова. Это почти три месяца он жил впроголодь, он ничего не ловил, ничего не мог продать и мечтал все время об этой рыбе. Господь его услышал, однако рыбу он не довез. Но мечту свою исполнил, и это очень здорово.

Балуева:

– Думаю да, он нечто более важное, если можно сказать, поймал. Собственно, почему я спрашивала вас, что рыбаки – это особая порода людей. а разговоры о размерах рыбы – это тоже отдельная история.

Крайний:

– Да, это тоже отдельная рыбацкая история.

Балуева:

– Это тоже такая мифология, это абсолютно сакральная тема. Но скажите, вы какую самую большую поймали? Ведь каждому есть чем похвастать.

Крайний:

– Я в этом смысле не бог весть какой рыбак, я не могу похвастаться очень большими уловами. Самую большую рыбу я поймал на подводной охоте – не поймал, а скорее убил, потому что из ружья. На Нижней Волге тогда она была разрешена, а сейчас мы запретили эту подводную охоту.

Балуева:

– А почему?

Крайний:

– Потому что есть в законодательстве пока дырки. Не ограничены нормы вылова – то есть сколько угодно можно набить. А когда подводный охотник начинает стрелять из ружья, он выбивает самых больших рыб, то есть элиту, лидеров популяции. И при отсутствии каких-то норм можно в азарте повыкосить все стадо и щуки, и сазана. Так вот, это было три года назад, мне удалось взять сазана килограмм на 10-12.

Балуева:

– В гостях у нас был, мне это доставляет особенное удовольствие, потому что мне было очень интересно послушать Андрея Анатольевича Крайнего. А сейчас я обращаюсь к подросткам, к детям, которым предназначена эта книга: читайте Хемингуэя «Старик и море». И тогда вы поймете, что такое характер и сможете хоть чуть-чуть походить на нашего сегодняшнего гостя – человек-пароход, рыбак и руководитель Федерального агентства по рыболовству. Удачи вам, друзья!

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ