2016-07-14T10:30:19+03:00

«Единая Россия» планирует бороться с коррупцией. Как другие партии готовятся к выборам?

00:00
00:00

Гость – Евгений Гонтмахер, экономист, член правления Института современного развития. Ведущий – Александр Яковлев.

Яковлев:

– Сегодня первое сентября. И всех тех, кто пошел в школу, мы поздравляем с праздником! Например, в школу Чугуевки сегодня учителя пришли под дулом автомата. Что там произошло – будем разбираться. А хакасский депутат, который стрелял в детей из травматики, отделался условным сроком.

Позже поговорим о том, что Минэкономразвития теперь понимает, как бороться с коррупцией. И презентовало сегодня проект закона о федеральной контрактной системе.

Начнем с политики. Не сегодняшняя. В предвыборной программе «Единой России» особое место будет уделено борьбе с коррупцией. Предвыборная компания началась 4 декабря нас ждет первая развязка. Вторая уже во время президентских выборов.

Какие события вы отметили за последние дни? Их было много. Что вам показалось наиболее знаковым?

Гонтмахер:

– Мы уже близко к ответу на вопрос, а кто у нас будет кандидатом в президенты от нашего правящего тандема. Все эти разговоры, что это будет в декабре, аж после парламентских выборов – нет. Скорее всего, на съезде «Единой России», видимо, ясность будет.

Кто же все-таки пойдет… Пока сказать сложно. Я думаю, этого пока ничто сказать не может. Но в конце сентября узнаем. И, мне кажется, это само по себе позитивно. Это – главная новость. Неопределенность создает массу проблем.

Вот приезжаешь в регион. У губернатора за спиной два портрета. И начинаешь разговор. Человек начинает лавировать. Вдруг крен сделает сюда, сюда… И вопросы не решаются. Все ждут, какой ветер и откуда подует.

Яковлев:

– А, может, сразу оба?

Гонтмахер:

– Сомневаюсь. Наша политическая культура, которая сложилась в России, сложилась так, что члены одной команды не могут соревноваться друг с другом публично. Внутри, конечно, какая-то конкуренция есть. И мы о ней, наверное, и не знаем.

Представьте, Путин и Медведев сидят в студии, каждый предъявляет свою программу. Оба кандидата в президенты должны… Не в дебатах с Зюгановым или Жириновским. Но нам с вами-то сказать. И получается, что Путин вынужден будет критиковать Медведева, раз он претендует его заменить. А Медведев должен будет говорить резкие слова в адрес Путина. Думаю, это вызовет в головах нашей элиты… Точно все смешается. Думаю, у многих наших людей тоже. Пока мы не привыкли различать некие политические нюансы. Мы привыкли ориентироваться на конкретных людей. А Путин и Медведев личностно очень связаны. Это понятно.

Яковлев:

– Например, опрос одной из социологических служб показал, что более 60 процентов граждан нашей страны не верит, что выборы будут честными. А вы верите?

Гонтмахер:

– Чистыми выборы точно не будут. Не честными, а чистыми. Это важно. Есть у нас целый ряд точек на территории России, где административный ресурс делает выборы так, как ему это надо. И мы все эти точки знаем. И по прошлым, и по региональным выборам.

Яковлев:

– Где 103 процента…

Гонтмахер:

– Да. Явка 90 процентов. И так далее. Я общаюсь с реальными специалистами, которые знают, как это все происходит. Да, это может повлиять на итоговый результат. Но не кардинально. Если «Единая Россия» фактически набирает 45 процентов… 60 процентов – это сделать невозможно. Такого рода фальсификации будут слишком явными. Да, 2-3 процента в ту или иную сторону, думаю, каким-т партиям могут за счет административного ресурса отнять или прибавить. Скорее всего, так.

Путин недаром сказал, что первое, что он сделает – проведет гигиенические процедуры. В этом смысле я с ним согласен.

Яковлев:

– Скажите, как экономист. Мы каждый день видим красивый лозунги, эффектные плакаты. А сегодня политические партии могут предложить внятную экономическую программу? Или они играют в политические лозунги?

Гонтмахер:

– Конечно, лозунги. Свойство российской политической культуры, если провести анализ того, что написано в программах всех партий, на три четверти это одинаково. Потому что все и все людям предлагают хорошее. Аксиома политической предвыборной компании какая? Я захожу в аудиторию и там сидят студенты. И я им обещаю повысить стипендию, преподавателям увеличу зарплату. Гранты. Перехожу в следующую аудиторию. Там пенсионеры. Я обещаю им повысить пенсии, обеспечить здравоохранение. Часто это противоречит друг другу, кстати, Если сложить.

Это закон предвыборной компании. Но потом. Главная проблема – что потом. Партия получила большинство. Да, президент у нас человек, который это говорил. А вот будет ли он это делать? И в этом главный вопрос. Между словами и делами.

Как экономист скажу. Много будет социальных обещаний. И они уже звучат. Но экономика наша так развивается, к сожалению, вялотекущее. И обеспечить обязательства будет очень сложно. Если повысить пенсии, значит, постоянно повышать. Значит, мы должны будем повышать налоги. И это уже начинает происходить. А к чему ведет повышение налогов? И бизнес начинает сворачиваться. Налог – это форма общественного договора. Если была бы нормальная демократическая система, тогда договариваются власти с бизнесом. Я повышаю налоги, а ответ бизнес получает что-то в обмен. А у нас такого нет. Люди не верят.

Я спокойно отношусь к предвыборной риторике. И лично не собираюсь анализировать ли читать предвыборные программы. Намного более интересно посмотреть, что реально будет новая Госдума принимать. И что будет делать президент и новое правительство.

Яковлев:

– На политической арене появились новые игроки. Новый старый Общероссийский народный фронт. Вы увидели что-то новое? Или это предвыборная попытка «Единой России» не сильно упасть?

Гонтмахер:

– А почему старый? Я не понял.

Яковлев:

– Потому что это та же «Единая Россия». Или нет?

Гонтмахер:

– Нет. Это такого рода попытка, она первая в нашей истории, потому что все 90-е годы в нашей истории, начиная с 91-го года, строили партийную систему. Мы можем говорить, что она плохая, неполная. Но идея Народного фронта, которая была недавно высказана – она немного другое. Это напоминает то, что было в ГДР. Владимр Владимирович в это стране служил.. Я открывал энциклопедию. Там написано, что в народный фронт входит правящая партия, мелкие партии плюс общественные организации. И так далее. Там же тоже была многопартийная система. И такая форма – это не для стран, которые хотят делать реальную демократию. Это кризисная ситуация. Идея создания Народного фронта означает, что Путин, видимо, очень сложно смотрит на ситуацию в стране. И то, что говорит хорошие слова, что у нас все в порядке и мы кризис преодолели, любой политик это скажет. Но, видимо, реальную ситуацию, которая очень сложная, он, видимо понимает. И готовится собрать силы общественные, чтобы смягчить не очень популярные решения, которые, видимо, будут проводиться.

Будет Путин или Медведев – неважно. В этом смысле идея Народного фронта, если его правильно выстроить, она может сыграть свою роль. Но пока то, что делается – не очень удачно. Эти массовые вступления туда, типа, все сельские жители туда, оказывается, ступили. Все почтовики. Причем, интересно… Люди туда присоединяются. А программы-то нет у Народного фронта. Присоединиться можно к идее. Путин – понятно. Но сначала нужна программа – пять пунктов. Пока идея неудачная.

Яковлев:

– «Правое дело». Это что-то серьезное?

Гонтмахер:

– Скорее всего, в Думу они попадут. Даже не по поводу того, что будет для них административный ресурс благоприятный. С моей точки зрения, как ни парадоксально, Прохоров может выиграть, если не сорвет предвыборную компанию какими-то экзотическими заявлениями. И какой противостояние это с «Единой Россией»? Она наверняка будет говорить: вот наш главный оппонент и критик. 60 часов рабочей недели. Хотя это не так. Прохоров это не предлагает. Повышение пенсионного возраста. Хотя Прохоров это тоже не предлагает. Но, знаете, пропаганда. И еще какие-то…Уничтожить рубль, о чем Прохоров сказал. Наш суверенитет и так далее. «Единая Россия» на этом может получить дополнительные голоса якобы патриотически настроенного электората. Но какие-то люди из протестного электората могут, как раз… А, «Единая Россия» против них! «Единая Россия» и «Правое дело» – это парадоксальная ситуация может сыграть и туда, и сюда. Теоретически. Но «Правое дело» имеет шанс.

Звонок от Константина:

– Голосовать обязательно пойду. И семью обязательно поведу. И будем голосовать за Прохорова. У нас в Екатеринбурге есть уважаемый человек Евгений Ройзман. Он вступил в партию Прохорова. И будет здесь заниматься делами партии. А так как он, действительно, делает, а не языком треплет, то симпатии сразу перекинулись на эту партию.

Яковлев:

– Это удачное приобретение партии Прохорова.

Гонтмахер:

– Да. Таких приобретений пока у Прохорова немного. Ройзман – человек выдающийся и известный в Екатеринбурге и не только. Если Прохоров сможет привлечь на свою сторону несколько таких харизматических фигур, то шансы его еще более повышаются.

Звонок, Леонид Сергеевич:

– В советское время никогда не ходил голосовать. И в новейшие времена либо ни за кого не голосовал, либо «против всех». Причем, «против всех» – это не означает, что это протестное голосование, просто не за кого. А вот сейчас, может быть, я бы проголосовал за «Правое дело». Если, правда, за этим не стоят какие-то аппаратные игры. Мне этого не понять. Но если я интуитивно не почувствую, что здесь обман, конечно, будет «против всех».

(Продолжение здесь.)

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ