Дом. Семья

Взять все и поделить!

Как идеи о равноправии чуть не разрушили одну вполне благополучную семью

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Говорят, из недолюбленных женщин обычно получаются отличные феминистки и пламенные борцы за равноправие полов. Но в истории с Валентиной все было иначе...

Все поровну - и точка!

Наслушавшись тревожных рассказов замужних подруг о том, что мужчина в браке сразу же садится жене на шею, и прочитав пару книг о семейном счастье, Валя еще на этапе помолвки поставила условие: они с Олегом создают «европейскую модель семьи» и все обязанности будут делить пополам.

- Я слышала, так принято в Европе, - делилась она своими мыслями с подругами. - Муж и жена идут в магазин и платят за еду поровну, в ресторане тоже каждый сам за себя платит, квартиру убирают по очереди. Я буду чувствовать себя свободной женщиной, и мне не придется сидеть у окошка и вышивать крестиком полотенца. В семье должны царить светлые идеалы равенства!

Подруги Вали тут же поделись на два лагеря: одни уверяли, что мужчина должен содержать супругу, а свои личные деньги она может тратить на платья и туфли, другие были убеждены, что бюджет должен быть общим, ведь супруги не всегда имеют одинаковую зарплату. И те и другие пришли к выводу, что высчитывание копеек и вот это шариковское «взять все и по делить!» - путь в никуда, в таких отношениях нет места романтике и доверию. А феминизм, который ни с того ни с сего начала пропагандировать Валентина, в нашей стране вообще до недавнего времени был чем-то вроде ругательства. Хотя тут уже вроде как и не феминизм в чистом виде, а что-то другое. Что именно - непонятно. В общем, дело темное, решили подруги, посмотрим, как у них пойдет.

На два лагеря

Не был в восторге от такой брачной инновации и сам Олег, но поначалу спорить не стал. В отличие от успешной Валентины, занимающей должность топ-менеджера в крупной компании, он был обычным замначальника склада сети продмагазинов. И каждый раз, когда супруга тащила его в дорогой ресторан, сердце и кошелек Олега сжимались.

- Я привык покупать продукты в магазинах эконом-класса, - жаловался он после свадьбы. - Ну какая разница, берешь ты вымытую картошку или грязную? А Вале хотелось есть исключительно лучшую еду, экономить на картошке она не собиралась. В общем, дошло до того, что питаться мы начали раздельно и развлекательные заведения с друзьям посещать тоже разные. Ну и недовольство, конечно, начало нарастать...

А тут еще Олега перевели на новый склад, увеличили объем работы, поэтому домой он начал возвращаться затемно. Валентина поначалу не придала этому значения, а потом поймала себя на мысли, что уже два месяца убирает и готовит сама. Это не вписывалось в ее семейную модель. Муж приходил с работы уставший и сразу же ложился спать. В общем, ни тебе равноправия, ни заботливого мужа, одни расстройства.

Включил мужика

- Я уж начала подумывать о разводе, потому что тянуть на себе семью мне было тяжело, - признавалась Валя. - Все чаще начала задаваться вопросом: а зачем мне вообще муж, раз я все могу делать сама? А потом узнала, что беременна...

Беременность проходила тяжело: Валю постоянно тошнило, она чувствовала слабость, да еще и сильно поправилась. Олег не мог разделить ее незавидную участь любимой и помогал исключительно советами и походами по магазинам. Тогда Валя предложила ему взять декретный отпуск и сидеть с малышом вместо нее. Чтобы уравновесить ответственность и разделить обязанности.

Олег подумал-подумал, да и решил включить мужика: стукнул кулаком по столу и решительно заявил, что становиться домохозяином не собирается. Может, там у них, в Европах, так принято, но у нас женщина должна быть женщиной, а мужчина - мужчиной. И он совершенно не желает меняться с супругой ролями.

- Ну сами посудите, как должен чувствовать себя мужик, сидящий с грудным ребенком дома, пока его жена зарабатывает деньги? - возмущался Олег. - Разве смогу я после этого иметь право голоса в семье? Это раньше женщинам приходилось бороться за свои права, а теперь, похоже, что ущемляют нас, мужиков.

Решила не разводиться

Вот так и оказалась Валентина перед выбором: либо отказаться от своих идей о всеобщем равенстве и прекратить высчитывать, кто сколько должен положить в семейную копилку, либо нанимать грудному ребенку няню, чего ей совершенно не хотелось: как же это - родную кровинушку чужому человеку доверять?

Подруги над Валентиной откровенно подшучивали: «Если тебе предложат выбор - остаться замужней женщиной или полететь с девчонками в отпуск за границу, ты какую страну выберешь?» Намекали на то, что довела она свой брак до критической точки и что сама виновата. А еще говорили, что равноправие - это, конечно, хорошо, но только в теории. На практике же чаще оказывается, что феминистки в своем желании быть наравне с мужчиной добровольно взваливают на себя больше семейных обязанностей, чем обычные женщины, а потом жалуются, что мужик нынче пошел бесхребетный.

Валентина все выслушала и разводиться не стала. Взяла отпуск по уходу за маленькой дочкой, а Олегу предоставила наконец возможность быть главой семьи. Получилось это, надо сказать, не сразу и не без скандалов. Но вот уже семь лет живут они мирно, вполне себе равноправно, но феминизм стараются всуе не упоминать.