2019-11-07T09:53:23+03:00

Я тебя никогда не увижу: муж и жена откровенно рассказали, как живет семья, в которой оба супруга тотально слепые

В этом союзе есть все, что в обычных семьях: любовь, взаимоуважение, распределение обязанностей и даже ипотека. Нет только зрения
Степан и СветланаСтепан и СветланаФото: из личного архива
Изменить размер текста:

Степан и Светлана Кузнецовы слепы с рождения.

История любви

Именно любовь к музыке свела двух талантливых ребят вместе. Степан – профессиональный музыкант, отучился в обычной музыкальной школе, где был в то время единственным ребенком с нарушением зрения. Затем окончил Курский Музыкальный колледж по классу баяна. Светлана – талантливая певица. Познакомились они в 2005 году на молодежном фестивале, где собрались талантливые ребята с нарушением зрения со всего края.

- На молодежных фестивалях люди, как правило, расходятся по интересам, - рассказывает Светлана. - Нас свела любовь к баяну. Познакомились, начали общаться, поняли, что есть много общих интересов и тем для разговоров. А еще - я всегда мечтала освоить аккордеон, и Степа вызвался мне в этом помочь. Но ему нужно было уезжать в училище, поэтому наше общение прекратилось, так и не успев начаться. Пару раз созванивались, разговаривали но на тот момент никто из нас ни о чем серьезном даже не мечтал. А когда Степан вернулся, начали обучение игре на аккордеоне, встречаться стали чаще и поняли, что нас многое связывает. Встречались мы два года, и живем уже 12 лет.

Степана и Светлана свела вместе любовь к музыке

Степана и Светлана свела вместе любовь к музыке

- А на что друг в друге вы обратили внимание в самом начале? Вообще, что привлекает в человеке, когда его не видишь?

- Во-первых, привлекает голос. Второе – манера говорить. Если ты не видишь человека, все равно его чувствуешь: по интонациям можно понять, что человек, например, к тебе не расположен или относится свысока. Третье – это общие интересы. А потом уже возникают флюиды.

Внешность – не главное

- Вы как-то представляете друг друга внешне? Какие волосы, рост, форма носа…

Степан:

- Отвлеченная характеристика близкого человека «симпатичная девушка с русыми волосами среднего роста» – это просто информация, которая хранится у тебя в памяти, и может понадобиться, если ты потерялся на улице или потерял жену. А для жизни эта информация нам не нужна.

Светлана:

- В нашем случае внешность не играет абсолютно никакой роли. Хотя близкие изначально описывали нас друг другу: цвет волос, рост… Но этого нам знать не обязательно. Тотально слепой человек вообще не может представить себе другого. Я теоретически знаю, что есть люди со светлыми волосами, с темными и рыжими, есть высокие и маленькие, толстые и худые. А картинки в нашем мозгу быть не может, потому что у нас нет визуального опыта.

- А это вам как-то мешает во взаимоотношениях?

Степан:

- Нет. Потому что когда начинаются отношения, уже важнее другое: нежность, тактильный контакт, аромат волос, парфюма. Это, на самом деле, – намного больше, чем просто визуальный контакт.

- Что для вас главное в человеке?

Степан:

- Умение понимать человека, прислушиваться и находить баланс во взаимоотношениях. Если двое людей не думают друг о друге, а переживают только о себе, то хорошей семейной жизни не получится.

- Как вы ведете домашнее хозяйство?

Степан:

- Как получится. Когда я работал в ВОС Центрального района полный рабочий день, то все хозяйство ложилось на плечи Светланы. Но я всегда стараюсь помочь, у нас нет распределения обязанностей на женские и мужские, мы любим все делать вместе. Но есть среди наших знакомых и другие примеры, но это все абсолютно также, как у зрячих. Все зависит от того, кто как воспитан, от восприятия окружающего мира и себя в нем.

Родительская любовь: помощь или помеха?

- Мамы вас жалели?

Степан:

- Особой жалости я не замечал. Может быть, оберегали больше. При всех замечательных качествах наших родителей, в большинстве своем они не знают, как нас научить, потому что не имеют опыта общения со слепыми людьми. Некоторые мамы пытаются научить, а другим проще сделать все самим. И поэтому, кто-то по дому умеет все, кто-то ничего. В моем случае было, на самом деле, по-разному. Что-то я умею: стирать, мыть посуду, полы, готовить еду. Но отец не смог помочь мне освоить элементы мужской работы. Да и время было такое – в 90-е не было нужных средств реабилитации, например, первый строительный метр для слепых я увидел уже во взрослом возрасте. Нынешним детям расти намного проще, главное – чтобы родители не ленились реабилитировать детей, не запрещали им что-то делать своими руками.

Степан – профессиональный музыкант, отучился в обычной музыкальной школе, где был в то время единственным ребенком с нарушением зрения. Затем окончил Курский Музыкальный колледж по классу баяна

Степан – профессиональный музыкант, отучился в обычной музыкальной школе, где был в то время единственным ребенком с нарушением зрения. Затем окончил Курский Музыкальный колледж по классу баяна

Светлана:

- Многие мамы особо не учат своих детей и рассуждают так: женишься – будет зрячая жена, она и поможет. Но так бывает очень редко. Мы вообще жили в деревне. У нас мама понятия не имела, как воспитывать незрячего ребенка. В деревне все надо было делать быстрее, времени на то, чтобы меня специально чему-то учить, не было. Но я и не ждала, пока мама научит, наблюдала и делала.

- А как наблюдала, не видя?

Светлана:

- Слышишь, например, она посуду моет, примерно понимаешь, что происходит: вода льется, посуда гремит. Знаешь, где кухня находится. Идешь и моешь. А знаете, что подталкивало? Мама-то не знала, как воспитывать слепых, следовательно, обращалась со мной, как со зрячей. Она не разбиралась, кто именно из нас с братом не помыл посуду - могло попасть всем.

Я училась самостоятельно по книгам, но не все получилось освоить. А когда приехала в Красноярск, учиться ориентироваться в пространстве было уже поздно. Тем более в женском организме эти процессы происходят сложнее, учиться надо, чем раньше, тем лучше. Хотя бы до 15 лет, пока сохранны все сенсорные функции. Ведь в случае с тотально незрячим человеком, очень важно уметь ощущать пространство и не терять равновесие, вестибулярный аппарат должен быть хорошим. Поэтому те, кто поздно теряют зрение чаще всего сидят дома, так как не могут ориентироваться.

Ненужная помощь

- Что вас обижает?

Степан:

- Мой хороший друг Анатолий Попков как-то сказал такую фразу: не надо причинять мне добро! Самое правильное при общении со слабовидящими – поговорить, спросить – нужна ли помощь. Но ни в коем случае не навязывать свои услуги. Огорчает то, что о нас до сих пор очень мало знают, а на улице порой смотрят как на диковинку. Но в этом есть вина самих слепых – в том, что они ведут обособленный образ жизни, и вина родителей – в том, что они никуда не водят своих детей с нарушениями зрения. Есть родители, которые стесняются уже взрослых детей, даже просят, чтобы человек оставил свою трость дома: «Зачем ты берешь эту палку, я ж с тобой иду». Потому что когда слепой с тростью, на него многие обращают внимание.

- А как с вашей точки зрения все-таки правильней относиться к слепым детям?

Степан свободно пользуется компьютером Фото: из личного архива

Степан свободно пользуется компьютеромФото: из личного архива

Степан:

- Надо относиться как к здоровому, но учитывать особенности. Но самое главное – не гиперопекать. Когда мама за ребенка все делает, вырастает человек, абсолютно не приспособленный к жизни. И когда наступает возраст жениться или выходить замуж – они, к сожалению, никому не нужны. Но это наша жизнь и она бывает сурова. Если можешь – делай, не можешь – сиди дома или оформляйся в дом-интернат. Поэтому если у человека есть стремление жить, он будет активным.

Квартирный вопрос

Степан:

- Моя мама всю жизнь проработала на Шинном заводе, но заработать на приличное жилье не смогла. В 80-х годах нам дали от предприятия гостинку, несколько лет мама пыталась договориться с директором об улучшении жилищных условий, потому что ребенок родился инвалидом, но ничего не получилось, от нас просто отмахнулись. Администрация поставила на очередь, где мы по сей день стоим. Когда я начал работать в бюджетной системе, я попробовал войти в различные программы, чтобы получить жилье хотя бы с 50-процентной скидкой – тоже безрезультатно. Мы поняли, что надеяться не на кого и когда я стал председателем районной организации слепых, получалось зарабатывать побольше, решили купить свою квартиру в ипотеку. Обратились в разные банки и один из них нам одобрил кредит на обычных условиях. Было трудно, конечно, но мы - люди непривередливые, нам много на жизнь не надо. Все, что зарабатывали, отдавали, плюс пенсия. И получилось рассчитаться за три года.

Новая жизнь

В январе этого года со Степаном случилось несчастье: водитель автобуса не подождал, пока он спуститься и протащил его по дороге. В результате – сложнейший перелом, операция, реабилитация… С должности председателя отделения общества слепых Центрального района пришлось уйти, да и вся жизнь значительно изменилась. Но Степан и Светлана не унывают. Благодарят Бога за то, что водитель не проехал по ногам, что после операции у Степы получилось научиться заново ходить. Сейчас они работают в вокальной студии при обществе слепых, осваивают журналистский опыт, проводят реабилитационные мероприятия.

- У нас выбора нет, - подытоживает Степан. – И нет такого понятия, как депрессия. Потому что если я сам не встану, мне никто не принесет ни хлеба, ни воды. Света на улице не ориентируется, в магазин могу ходить только я, на работу тоже ходим вместе. Поэтому хочешь – не хочешь, встать мне было необходимо.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также