2019-10-10T12:22:49+03:00

«Не революционеры, а подстрекатели к бандитизму»: Юрист о приговоре организаторам беспорядков в Ростове-на-Дону

Профессор Сергей Воронцов считает, что суд назначил адекватное наказание группе Мордасова, Сидорова и Шамшина
Профессор процессуального права Сергей Воронцов прокомментировал громкий приговор. ФОТО: телеканал "Россия"Профессор процессуального права Сергей Воронцов прокомментировал громкий приговор. ФОТО: телеканал "Россия"
Изменить размер текста:

Приговор Ростовского облсуда, вынесенный участникам группы «Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону», организованной в мессенджере Telegram, остается одной из самых обсуждаемых тем последних дней.

Молодых людей – Владислава Мордасова (23 года), Яна Сидорова (20 лет) и Вячеслава Шамшина (тоже 20 лет) – одни называют в соцсетях «революционерами» и «борцами за свободу», другие – «преступниками» и «врагами».

По версии следствия, организатором был Мордасов, который создал Telegram-канал для продвижения идей запрещенной в РФ экстремистской организации «Артподготовка», целью которой, согласно материалам дела, является «насильственное свержение госвласти в России - с целью дестабилизации политической ситуации в стране и подбора соратников для проведения «силовых акций»: массовых беспорядков с погромами, поджогами, уничтожением имущества, с применением предметов, представляющих опасность для окружающих, направленных на дезорганизацию работы органов власти».

Остальные двое вошли в состав этой группы, «выражая желание принять участие в массовых беспорядках».

В частности, как установил суд, планировалось привлечь всех участников их чата в мессенджере (около двухсот человек) к «проведению «революции», «силовой акции», целью которой было свержение существующей в России власти».

Однако идея сорвалась: 5 ноября 2017-го, когда Мордасов, Сидоров и Шашмин прибыли на пл. Советов – под здание правительстве Ростовской области, собирая толпу с намерением «совершить провокации в отношении представителей правоохранительных органов при попытке задержания участников беспорядков» (их сторонники должны были принести с собой зажигательные смеси и прочие «средства), они были задержаны, а затем арестованы.

В минувшую пятницу, 4 октября, всем троим был вынесен обвинительный приговор – по статье «Покушение на организацию массовых беспорядков».

Владислав Мордасов был приговорен к 6 годам и 7 месяцам колонии строгого режима, Ян Сидоров – получил на месяц меньше, и только Вячеслав Шамшин отделался условным сроком (3 года).

Главная реакция соцсетей – «очень сурово и жестко».

А вот, что думает по этому поводу юрист, профессор процессуального права Сергей Воронцов, возглавляющий Центр по противодействию терроризму на юге России.

-Всегда возникает вопрос – почему столько дали? – говорит Воронцов. - Но в эти случаях я всегда отправляю собеседников к Цицерону, который сказал: «Закон суров, но это закон». Ведь для того, чтобы изменить наказание, следует изменить статью (УК РФ), а для этого нужно условие: ее опасность для государства должна быть не столь велика, как сегодня она существует. Когда я ознакомился с материалами этого дела в соцсетях, в прессе, у меня возникла ассоциация, что пахнет 98-м годом – теми массовыми беспорядками, которые были тогда: призывы жечь милицейские машины, нападать на здания силовых структур и органов власти. Но так не делается! У нас на сегодня достаточно много реальных способов выразить свое недовольство, а они пытались это сделать? Нет. Они сразу хотят, как дети, «все и сразу». Но есть закон, который говорит, что этого делать нельзя. И каждый, кто его нарушил, должен быть наказан – адекватно содеянному.

Вместе с тем, по его словам, когда как раз начинаются разговоры о суровости и несправедливости приговора, это тоже неправильно, поскольку решение суда может быть обжаловано – есть, отмечает юрист, большой «коридор» для опротестования приговора – в апелляции, кассации.

-Но если такие призывы были – делать коктейли Молотова, жечь полицейские машины, то как государство должно реагировать? – продолжает профессор. - Любые разногласия обязаны решаться с точки зрения действующего законодательства, Конституции РФ. Экстремизм и радикализм – разные вещи. Единственно, с чем вообще не могу согласиться, так это с утверждением, что «вся общественность Ростова негодует». Но это же не так! Как можно говорить за всех? И молодые люди почему-то называются революционерами, однако это не соответствует истине. Какие они революционеры? У тех есть программы действий, стратегия. А здесь речь идет о призывах к бандитизму. Приговор должен соответствовать уровню социальной опасности. Кто-то говорит, что смешно их считать опасными, – вот только говорится это сейчас, когда ничего не произошло. А если бы произошло? Что бы сказали они тогда? И еще меня поражает, как блестят их глаза, когда они сидят на скамье подсудимых, какое счастье в них, когда их несет под руки в автозаки полиция, а они еще успевают раздавать интервью, что они боролись за правду.

Добавим, что защита молодых людей назвала приговор несправедливым и намерена его обжаловать в вышестоящей судебной инстанции.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также