2019-04-23T20:42:04+03:00

Пять лет детства на передовой. Школьники Саханки мечтают о рисковых профессиях

«Комсомолка» привезла подарки в школу, где учится всего 28 человек, а дети ходят на уроки под прицелом украинских снайперов [фото, видео]
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Эти дети давно не задают взрослым наивного вопроса - а за что нас убивают?Эти дети давно не задают взрослым наивного вопроса - а за что нас убивают?Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

В прифронтовой Саханке на Юге нашей Республики мы не были почти год. До этого приезжали с коллегами на Новый год и Последний звонок, всегда с подарками, благодаря читателям «Комсомолки».

Война, а они, ишь, проектор ищут!

Хотя все это время рука была на пульсе – регулярно переписываюсь ВКонтакте с местной детворой, узнаю обо всех их детских тревогах и радостях, общаюсь и с директором уцелевшей школы. Самарская Оксана Викторовна для меня собирательный образ всего лучшего, что есть в дончанах. Красивая, статная, умная, какая-то в ней есть отвага - спокойная и без пафоса. Казалось бы, нашла себе работу где-то в менее беспокойном месте, чем Саханка, где и классы заполнены детьми и портреты классиков не падают на пол при обстрелах. Но нет, она бессменно возглавляет школу вот уже почти 10 лет.

Оксана Викторовна возглавляет школу Саханки почти 10 лет. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Оксана Викторовна возглавляет школу Саханки почти 10 лет.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

На клич «Комсомолки» в соцсетях поучаствовать рублем в помощи Саханской школе, откликнулось множество людей. В основном из России. Кто высылал тысячу рублей, кто - чуть меньше. А в один вечер мой мессенджер обрадовал доброй вестью. Постоянная читательница «Комсомолки», которая уже не раз жертвовала значительные суммы для героев наших публикаций, перечислила 50 тысяч рублей. В прошлый раз она тоже перечисляла на акцию «Комсомолки» значительную сумму. Тогда мы подарили прифронтовой школе ноутбук, а ее единственному выпускнику смартфон, а кроме того, привезли всем школьникам сладости и канцелярию.

- Не стоит благодарности. Я из Украины, но живу в Москве, с мужем у нас бизнес, - ответила женщина на мой растроганный благодарный лепет. – Всегда слежу за новостями из Донбасса, всем сердцем переживаем за вас. У меня ведь и дед бандеровцев бил, отец в КГБ служил, а я хотя бы так помогу вам. Решайте сами, что важнее, то и купите в Саханку. А мне приятно поучаствовать в этом вместе с вами.

Связались с руководством школы. Оксана Викторовна сообщила, что школе нужен хороший проектор или цветной принтер. Почему «или», подумали мы и решили купить и то, и другое. На радиорынке Донецка, который считается Меккой всяких гаджетов, мы с волонтером Андреем Лысенко без проблем купили цветной принтер. А вот мультимедийного проектора, сколько ни искали, не нашли.

Принтер куплен за деньги нашей верной читательницы. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Принтер куплен за деньги нашей верной читательницы.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- В Донецке вы этого не найдете. Война, у людей денег нет, хлеба не за что купить, а вам проектор подавай, - неприязненно бросил нам вслед один из продавцов, выпятив толстый живот. – С жиру уже бесятся.

Вступать в спор и объяснять, куда нужен проектор не стали, зато узнали, что лучше всего такую технику приобретать в России – дешевле в разы. Посовещавшись, решили деньги на проектор подарить. Оказалось, что, как и многие дончане, учителя Саханки, крупные покупки делают в Ростове. Разумеется, не от хорошей жизни, а потому что цены на одежду и технику в Донецке часто выше московских, вот и организовывают вскладчину такие шоп-туры. Зато мы без проблем купили спортинвентарь для школы – мячи, скакалки, а еще – канцелярию и несколько коробок сладостей.

Военные - тоже люди и любят детей

В этом году один из школьников Саханки – розовощекий Пашка остался сиротой. До войны умерла его мама, а совсем недавно от онкологии скончался отец. Работящий, не пьющий, что, само по себе, в селе большая редкость, он угас в считанные недели. Сын-шестиклассник остался один. Заботы о нем взяла на себя школьная техничка тетя Тамара, а уже позже нашлись родственники в Мариуполе, которые и стали опекунами мальчика. Наша благодетельница из России попросила купить парню одежду. Лишней она ему точно не будет. Новые кроссовки, футболки, пайта, брюки и добротная куртка для Пашки завершили наши приготовления.

Ранним субботним утром вместе с волонтерами, загрузив подарками наш микроавтобус, трогаемся в путь. Сегодня, кроме команды Андрея Лысенко, с нами едут волонтеры из «Дружных семей Донбасса» - водитель Виталий и его жена Юля. Мимо пролетают греческие села, почти во всех идут субботники – народ готовится к Пасхе. Трассу несколько раз перебегают фазаны. Их и до войны было немало, сейчас же расплодилось немерено. Народ в Донбассе уже пять лет не ходит ни по обочинам, ни по лесопосадкам – чревато без ног остаться, вот живность и чувствует раздолье. Сказывают, столько лис и волков, сколько их сейчас, даже старожилы не помнят. А недавно даже лосей видели, которых тут более ста лет не было. Хоть что-то хорошее от этой войны.

Вскоре на нашем пути появляется блокпост, Саханка уже в нескольких сотнях метров, но военные останавливают нас и начинается нудная процедура выяснений согласований и разрешений, звонков вышестоящему руководству. Понять их можно – красная зона, а мало ли – кто мы и с какой целью? Когда все выяснено и, кажется, вот-вот нас должны пропустить, кто-то из моих друзей-волонтеров, думая, что это ускорит проезд и вызовет несомненное уважение у суровых военных, с гордостью заявляет, что в машине корреспондент «Комсомолки». Это вызывает мой сдавленный стон, теперь точно не пустят, обреченно думаю я и показываю кулак проболтавшемуся. Слово «журналист» для военных, что красная тряпка для быка. Начинается пристальное изучение моей аккредитации и паспорта с авдеевской (то бишь, украинской) пропиской. Но тут звонит мой телефон, и директор школы спрашивает, где мы. Дело в том, что детвора в нетерпении, их и так попросили собраться в субботу.

- Вы поймите, нас дети ждут, шоколад растает, - взываю я к молодому военному и клянусь, что военные объекты и сами военные меня ничуть не интересуют.

Он молчит, я дрожу на ветру и судорожно вспоминаю «Отче наш». Не знаю, что возымело действие, но вскоре раздается звонок и нас пропускают. Мое воображение рисует седого майора или полковника, которому позвонили в выходной день доложить о безумцах, которых срочно тянет на передовую. Наверное, этот военный выспался сегодня, а может и пообедал, оттого находился в самом добром расположении духа и безумцев задерживать не стали. Все-таки человечные у нас военные! Парень указывает нам безопасную дорогу, та которой мы ездили в Саханку раньше, насквозь простреливается. Ведь это село – крайнее, за ним сразу позиции ВСУ и чуть дальше - Широкино.

На окнах все те же трогательные голубки. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

На окнах все те же трогательные голубки.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Бумажные голуби несут бессменную вахту

На наш призыв в соцсетях, кроме прочего, откликнулись добровольцы из Таганрога, они догоняют нас за блокпостом. Оказывается, везут школьникам сладости от предпринимателей Таганрога, а еще одежду, канцелярию и книги от неравнодушных россиян. Дружным кортежем подъезжаем к школе.

Суббота, но детвора пришла в школу встречать нас. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Суббота, но детвора пришла в школу встречать нас.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А там нас давно ждут дети, хотя у каждого из них в выходные дни - помощь по хозяйству родителям. Это в городе в выходные можно кататься на гироскутере и зависать в планшете, село – другое дело, к тому же весна на дворе, хлопот полно. Детвора без лишних просьб помогают переносить коробки и сумки в школьный коридор – еще одно отличие от городских ребят.

Директор школы в Саханке пять лет учит детей буквально на передовой.Юлия АНДРИЕНКО

"Комсомолка" и волонтеры приехали не с пустыми руками. Фото: Андрей Лысенко

"Комсомолка" и волонтеры приехали не с пустыми руками. Фото: Андрей Лысенко

Школьники помогают без лишних просьб. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Школьники помогают без лишних просьб.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Здание школы старинное, в таком – летом приятная прохлада, зимой – тепло, но оно явно требует ремонта, даже без учета попаданий. А вот внутри всегда чисто и уютно, да на окнах бессменно несут вахту трогательные белые голубки, они охраняют школу еще с 2014 года. Кстати, все попадания, а их тут было немало – и в саму школу, и в школьный двор, оперативно латают и живут дальше. Жизнь идет, если ждать конца войны, то окажется жить уже некогда. А перед школой круглые аккуратные клумбы, полные тюльпанов и нарциссов. Как-то странно осознавать, что все мы сейчас видны, как на ладони, украинским снайперам, находящимся в нескольких сотнях метров. А в эти самые клумбы однажды падали учителя, спасаясь от обстрела…

В школьный двор не раз прилетало со стороны ВСУ, но это не мешает цвести тюльпанам. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

В школьный двор не раз прилетало со стороны ВСУ, но это не мешает цвести тюльпанам.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Раньше тут обучались 130 детей, сегодня - и 30-ти не будет. Так это вся детвора с окрестных деревень. Некоторые старшеклассники добираются на мопедах, парочку железных коней вижу припаркованными у фасада. Вся школа, как один класс. Неудивительно, что и общаются они друг с другом, как равные и неважно, в каком классе, кто учится. Тем не менее, младшие сели отдельно, старшие, в основном парни, сбились на задние парты. Волонтеров, которые здесь впервые, удивляют портреты украинских писателей над школьной доской и украинский алфавит на плакате. Хотя, чему удивляться, ведь не против украинского языка Донбасс-то воюет? У нас в Донецке вон один Кобзарь возле Дома правительства стоит себе спокойно, другой возлежит в кинотеатре Шевченко, и никто его ни краской не поливает, не демонтирует. Навищо, як то кажуть в нэньке.

Портреты украинских писателей и украинский алфавит никто не обливает краской. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Портреты украинских писателей и украинский алфавит никто не обливает краской.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Даже аниматорам сложно отвлечь детей

Вручаем детворе и руководству школы подарки. Среди спортивного инвентаря вдруг попадаются мяч и скакалка цвета флага Украины, их никто брать не хочет, смеются и тут же отходят. Мы интересуемся, как прошел этот год, что нового?

Волонтер Андрей Лысенко шутит с детьми. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Волонтер Андрей Лысенко шутит с детьми.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Мы также продолжаем жить и учиться на передовой. Обстрелы не стихают. Вот в марте у нас мужчина погиб, - рассказывает Оксана Викторовна. – При этом школа работает, дети учатся, проводим мероприятия, хотя раскачать детвору сложно, именно потому что их так мало. Хотя и спартакиаду проводили, и акцию вот организовали к дню космонавтики, фотозону замечательную нарисовали. Живем.

Традиционное совместное творчество. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Традиционное совместное творчество.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Еще директор рассказала, что в селе организовали строительные бригады – ремонтируют дома после попаданий украинских снарядов. Хотя бы те, где еще остались жить люди. Окна вставляют, крыши кроют, тоже не ждут конца войны, жизнь сегодня идет. Да и сколько уже можно ждать?

Кроме прочего, привезли спортинвентарь. Фото: Андрей Лысенко

Кроме прочего, привезли спортинвентарь. Фото: Андрей Лысенко

Среди них уже есть будущие стражи закона и пожарные. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Среди них уже есть будущие стражи закона и пожарные.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

О своих мечтах говорят тихо. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

О своих мечтах говорят тихо.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Спрашиваю у детей, кем хотят стать, о чем мечтают? Молчат, потупившись.

- Расшевелить их сложно, очень зажаты, - признает директор. – Мы вот в Донецк как-то всей школой ездили, даже аниматоры к ним не сразу достучались. Война сказывается, дети наши повзрослели раньше времени.

Наконец одна девочка по имени Женя признает, что хочет работать в полиции, круглолицый мальчишка Дима, успевший уже загореть на огородах, говорит, что будет дальнобойщиком, еще один – пожарным. Все профессии рисковые, это вам не офисный планктон. Старшеклассники признаются, что все мальчишки грезят о мотоциклах.

- Нам детали нужны, а мы тут и сами мотоцикл соберем, - наконец смелеет один из подростков.

В Крым почему-то не повезли

А еще дети мечтают об отдыхе. Каждое лето их бесплатно возили в Крым на целых 20 дней, все расходы брала на себя Россия. В прошлом году дети Саханки, которые тихие дни могут по пальцам одной руки сосчитать, почему-то остались без моря. Почему, не знает никто. Может решили, что война уже окончилась? Нет, я вас разочарую, не окончилась. А последствия ее этим детям еще долго расхлебывать. Иначе для них Крым не светит – работы в селе нет, разве что в школе, да в администрации. Всех кормят огороды, а самой большой считается зарплата в семь тысяч, в основном же – чуть больше трех тысяч. О каком Крыме тут может идти речь?

Когда-то здесь училось 130 школьников. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Когда-то здесь училось 130 школьников.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

На мой вопрос, часто ли стреляют, снисходительно пожимают плечами. Все давно привыкли и не обращают внимания на эти надоевшие «бахи». Буквально, во время нашего визита где-то ощутимо ухнуло, но никто и бровью не повел. Вся школа в люминесцентных стрелках (требование ОБСЕ), указывающих, куда бежать в случае обстрела.

- Просто нужно сразу падать, не смотреть грязно или нет, не бежать, а просто падать и замирать на земле, - просвещает меня девчушка лет восьми. Ее сверстницы еще в куклы играют, а она давно уже не задает взрослым вопрос – за что их хотят убить?

Уже традиционно, на прощание, рисуем общую картину. Каждый рисует то, что хочет, о чем мечтает. Этот рисунок затем украсит стены нашей донецкой редакции «Комсомольской правды». Кто-то рисует дом, кто-то солнце, кто-то смешную рожицу. А я смотрю на склонившиеся вихрастые головы и думаю, что ждет этих детей? Хотелось бы, чтобы мир и созидание.

Продолжение следует...

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также