Звезды

Эдита Пьеха: «Всю жизнь искала мужа, похожего на отца»

Знаменитая певица поделилась с "КП" тайными личной жизни

Пьеха приехала в Москву на юбилей Александры Пахмутовой. «Ей 80, а выглядит на 50», - удивляется Эдита Станиславовна. Да и сама при этом выглядит отлично. Говорит, что в жизни сделала только одну пластическую операцию на лице – уже давно, пять лет назад.

«Однажды поколотила Стаса»

- В Москве я остановилась в квартире у друзей – поближе к центру, - рассказала «КП» Пьеха, - повязывая белый шарфик у зеркала, собираясь к нам в редакцию на он-лайн конференцию. - У дочки я люблю останавливаться, но она за городом, от нее до центра ехать далеко. Илона мне сказала: «Мама, квартира находится близ Головановского переулка». Она и не знала, что переулок этот был первым местом в Москве, где я когда-то жила.

В 1955 году я оказалась среди студентов, которые приехали учиться в Советский Союз, нас поселили в этом самом районе на три дня. Все твердили – запомните адрес: «Головановский переулок». Видите, жизнь как повернулась? Может, что-то новое опять у меня начнется? Вдруг это какой-то знак свыше?

- Я встречалась с вами несколько лет назад, вы совершенно не изменились с тех пор. Вот я изменилась сильно, а вы… знаете секрет.

- Секретов не бывает. Знаю только, что конфликты – это озлобленность. А зло – оно обязательно действует так, что ты становишься страшным, как Баба Яга. А я не злая, я добрая. Но я могу взорваться. Был у меня этот взрыв, один раз, я поколотила Илонку, потом обе плакали. А второй раз поколотила внука – за капризы.

- Стаса?

- Да, Стаса. Поэтому он как-то сказал: «Дита у нас (они меня по имени называют) добрая, покладистая, но во гневу берегись ее».

- Я знаю, что внука вы назвали в честь своего отца…

- Да. В четыре года я была на его похоронах. Я прекрасно осознавала, что потеряла папу. "Да, - думала я, - теперь тебя никто не защитит… Ты же родишь сына и он будет носить имя и фамилию твоего папы". Такой вот крупный политик была уже в четыре года.

- Но родилась дочь Илона…

- Когда появилась Илонка, то думала родить и второго ребенка, три года уговаривала свекровь, чтобы она разрешила мне. Я все время на гастролях, за ребенком ведь должен был кто-то присматривать. Не уговорила. И все же я сдержала слово. Илона родила сына. Ее бывший муж, литовец Пятрас Герулис, хотел назвать Стаса - Наполеонас. Но я уговорила.

- А когда Стас получил вашу фамилию? До того, как начал выступать на сцене, или уже после?

- Над Стасом я оформила опекунство, когда он был маленьким. Была в Афганистане с концертами. Вижу: бегает девчушка маленькая в посольстве. Спрашиваю у жены посла: а это кто? Мне говорят: «Это наша подопечная, дочку родила, но развелась, некому воспитывать, и мы над ней опекунство оформили, она даже нашу фамилию носит». Я и подумала: опекунство – это повод дать Стасу фамилию Пьеха. Илона тогда заканчивала театральный, вся в учебе, а я обещала ей оформить опекунство и везде возить внука с собой. Она сказала мне: «Мама, делай, что хочешь». Так Стас получил мою фамилию. Род Пьеха надо продолжать.

- Не обидно бывает? Все знают фамилию Пьеха и, в первую очередь, молодежь сегодня ассоциируют ее со Стасом…

- Стоп, стоп. Когда я где-то появляюсь, все говорят – большой привет вашему внуку, мы его очень любим. Как хорошо, что у него такая же фамилия, как у вас. А он мне говорит: когда я выступаю, мне говорят – как хорошо, что ты выступаешь, большой привет твоей бабушке.

«В Молдову меня не пустили»

- Скажите, где планируются ваши выступления в ноябре?

- Дважды будет Киев. В конце месяца. Знаю, что туда пустят с российским паспортом без заграничного, а вот в Молдову не пустили. Совсем недавно я попала в такую историю. Было запланировано выступление в Кишиневе. А помощница отдала мой загранпаспорт в итальянское посольство для оформления визы для отдыха. Мы являемся в Шереметьево, а нам говорят: «Без загранпаспортов не полетите». Звоню в Кишинев, а они: «Вы что, не знали, что Молдова – это заграница?» Я говорю: «Нет, не знала, для меня это была Молдавская народная республика». Так и не пустили.

- Скажите, а как вы относитесь к пиратским копиям ваших дисков? Говорят, что это популяризирует творчество.

- В какой-то степени, может, популяризирует, но я не тот человек, который ищет потом пиратов, чтобы получить с них деньги. Мне не до этого, у меня нет времени. Извините, я спешу.

- Ваша домработница Вера (вы с ней больше 30 лет) - большая поклонница питерской футбольной команды «Зенит». А вы?

- Я ничего не делаю без эмоций. И если я буду смотреть еще и футбол, то, во-первых, потрачу жуткое количество своих эмоций, а во-вторых, у меня эта игра еще перед глазами будет дня три... Я сказала себе: нет, не буду создавать себе сложности, лучше почитаю новеллу Стефана Цвейга или полистаю Цветаеву.

- Если бы вам предложили уехать на необитаемый остров, что бы вы взяли с собой?

- Собак бы взяла, хотя бы двух-трех. Без собак нельзя. Они меня понимают и слушают мои песни.

- Да, собачки знатные. Из-за одной из них вы очень долго мучились с ногой.

- Да, было. Два года не могла на сцену выходить. Был перелом осколочный, со смещением. Получила письмо от какого-то мужчины: «Вы, наверное, расстреляли эту собаку, я вас очень люблю, но я бы сам ее застрелил». К сожалению, мы с ним по разные стороны баррикады, это не мой метод.

- Вы мне показывали когда-то маленькую бумажную икону - ее бы взяли с собой?

- Это вообще без разговоров, она всегда со мной. В 47-м году иконку эту во время первого причастия мне подарил священник в католическом храме. Святой отец каждому дарил такую – репродукцию старинной иконы Божьей матери. Она чудодейственная. Рассказывают, когда было татаро-монгольское нашествие, враги ворвались в костел, кто-то из монголов ударил мечом прямо по лицу образа – оттуда хлынула кровь. Этот образ и сейчас в Польше, в Ясной Горе, у нее столько паломников!

«Любить – это очень страдать…»

- Эдита Станиславовна, у вас в жизни было три мужа. Вот что лучше, как вам кажется, быть любимой или любить?

- Любить – это очень страдать, если тебя не любят. А быть любимой – для меня это было как-то неловко, если я не люблю. Поэтому я быстро разбиралась в своих неправильных замужествах и понимала, что не то придумала себе, не того ждала. Я искала все время. Как-то из интервью одной актрисы я узнала, что она, как и я - тоже искала себе мужа, подобного ее отцу. Я видела его во втором муже Вите, и в первом - Броневицком, но он был музыкант, композитор, пианист – все, что хотите, но не муж. Ну, а третий – так… большой дипломат. Он мне в каждый город присылал букеты роз на сцену. Звонил в обкомы, в горкомы: «Моя жена выступает, подарите ей цветы». Он прекрасно понимал, как можно жить за чужой счет. Работал он в аппарате президента, если… это правда. Я чувствовала, что он все время меня обманывает.

Мне надо было научиться быть женой и, как умеют умные жены, научить мужа быть мужем.

Рекомендуемые