Звезды

Эдита ПЬЕХА: Я сама уходила от своих мужей

Знаменитая певица рассказала, почему ее женское счастье осталось на обочине

В эти июльские дни Эдита Станиславовна вовсю готовится к новому концерту. А вместе с ней и вся ее певческая династия: дочь Илона Броневицкая, внук Стас. Это будет необычный концерт - памяти Александра Броневицкого, который руководил ВИА «Дружба», необычайно популярным в советские времена. Именно в его составе впервые и появилась певица Эдита Пьеха.

Этим летом Броневицкому исполнилось бы 75 лет.

«Это фатум», - так говорит Эдита Пьеха о своем тандеме с Александром Броневицким.

Она родилась во Франции в семье шахтера, после смерти отца девятилетней девочкой переехала вместе с мамой в Польшу, там окончила педагогический лицей, получила диплом с отличием.

А он родился в Севастополе в семье потомственных военных моряков с блестящей карьерой.

Но разве неизбежность считается с житейской логикой или государственными границами? Место для их встречи было назначено на небесах - Ленинград. Город, в котором двум музыкальным талантам предстояло мощно срезонировать.

Только ее талант - певицы - оказался на виду. А его дар - композитора и аранжировщика ее песен - ушел в тень.

Как муж и жена, они прожили вместе двадцать лет. А потом их звезды устремились в разные стороны. Ее - еще выше к славе, а его - наоборот.

Сегодня Эдиту Пьеху по-прежнему боготворит публика, на ее концертах аншлаг.

А его забыли. За восемнадцать лет, что прошли после его смерти, родились поколения, которым имя Александр Броневицкий ни о чем не говорит.

В год его юбилея Эдита Станиславовна под другим углом взглянула на их отношения...

«Он обзывал меня неуклюжей»

- Знаете, если я помню своего отца, маму, братика - а все они уже ушли в мир иной, - то почему я не должна помнить Сан Саныча, который подарил меня этой стране? Ведь именно он выковал из меня артистку. Он был не только композитором и аранжировщиком, чьи песни я пою до сих пор. Он был крестным отцом моего успеха.

Хотя дипломатом не был. Мог только ругать меня: «Ты плохо поешь! Давай репетировать!» Говорил, что я некрасивая, неуклюжая на сцене.

Поначалу я плакала. А потом добилась того, что он признал: «Ты красивая!» Он сделал меня волевой.

- Он заметил вас в толпе хора?

- Это был хор польского землячества в Ленинграде. Мой голос выделялся, и после репетиции Сан Саныч попросил меня остаться и попеть. Он был студентом консерватории, а в нашем хоре подрабатывал как дирижер.

Это были первые месяцы моей учебы в СССР. Ленинградский университет, у меня плохой русский, надо «Капитал» Маркса со словарем конспектировать. Тоска, мрак! Я купила репродукцию с полотна художника Васнецова «Аленушка». Девушка сидит у камня, плачет. И я так же плакала. В общежитии восемь кроватей в комнате, я - крайняя у дверей, даже помолиться на ночь не могу...

И вдруг узнаю, что собирают хор студентов-поляков. Я первая записалась!

- А уже через полгода вышли на большую сцену...

- Это был зал Ленинградской филармонии. Сан Саныч руководил студенческим ансамблем консерватории, я была его солисткой. И нам в день Восьмого марта доверили выступить в правительственном концерте для женщин. Я вышла в маленьком черном платье, которое мама для меня перелицевала из своего.

Сначала Броневицкий аранжировал мои польские песни, потом стал писать сам. Написал множество композиций. И его аранжировки тоже звучат по сей день - «Где-то есть город, тихий, как сон», например. Роберт Рождественский по моей просьбе написал стихи. Сегодня Стас Пьеха тоже поет эту песню, но по-своему, иначе, чем это чувствовали его дед и бабушка. Что сделаешь, ему нравится...

«Муж поменял солистку, а я мужа»

- С ансамблем «Дружба» под управлением Броневицкого солистка Эдита Пьеха пела двадцать лет. Полные стадионы, рекордные, миллионные тиражи пластинок. Сан Саныч не ревновал вас к славе?

- Он абсолютно не был карьеристом. Это его и погубило. Его не волновало, что в афишах самым мелким шрифтом было написано: «Руководитель Александр Броневицкий».

- А вас волновало?

- Я почувствовала себя состоявшейся артисткой. Я не зарывалась, просто правильно поняла свое место. И на двадцатом году работы в ансамбле сказала: «Шура, я готова работать вместе с тобой и дальше. Только давай поменяем афишу. Мне до смерти надоело, что на первом месте ансамбль. Давай напишем: «Александр Броневицкий, Эдита Пьеха и - ансамбль». Но он уперся: «На первом месте должен быть ансамбль!» И тогда, в 76-м, я ушла. Стала петь как Эдита Пьеха, а не как солистка ансамбля «Дружба». «Дружба» осталась с Броневицким. Он взял новую солистку. Хотел создать еще одну Пьеху.

- Он тяжело переживал ваш уход?

- Очень. Я ведь уходила к другому мужчине. Мне хотелось женского счастья. Чтобы меня на руках носили.

А Сан Саныч мне цветов, конечно, не дарил. Зато гордился мною очень. Это было счастье, но другое. Не семейное.

И я променяла Броневицкого. На недостойного избранника. Он ничего не мог мне дать в творческом плане, к тому же оказался скрытым алкоголиком. С ним мы прожили очень недолго. А с Сан Санычем - двадцать лет.

- Но ваш разрыв с Броневицким был не случайным - о его ревности ходили легенды...

- Я умела прощать. Его мама была красавицей и хотела быть певицей. Папа ее страшно ревновал. Мама в ответ ревновала тоже. В такой атмосфере вырос Сан Саныч. Был ревнив как сумасшедший. Я не давала никаких поводов. Я католичка, у меня в крови заложено: измена - грех...

- Но ведь в вас влюблялись на каждом шагу! Композитор Станислав Пожлаков, с которым вы много работали, очень нежно вздыхал в ваш адрес...

- Слава был такой дурачок! Сказал мне: «Я боюсь даже тебя поцеловать! Не могу сделать больно Броневицкому». Мы только кофе пили вместе в кафе «Север». Сан Саныч знал об этом, ревновал. Я ему призналась, что Пожлаков мне нравится, но я к нему не уйду.

- А ко второму мужу ушли...

- Его сам Сан Саныч к нам в дом привел. У нас тогда совсем плохо было, мы три года жили раздельно.

Пришел красавец, на шесть лет моложе меня. А Сан Саныч на семь лет старше. У Сан Саныча лицо красивое, но росту он был маленького. А этот - высокий, стройный. Бывший спортсмен, списанный на работу в КГБ, он курировал «Ленконцерт». А как красиво плавал! Я начала тайком с ним встречаться. Сан Саныч не догадывался. Смешно: там, где ничего не было, он ревновал и устраивал сцены, а там, где началась измена...

- После развода со вторым мужем не думали вернуться к Броневицкому?

- Он звал меня. Но я считала, это будет неискренне.

«Третий брак - большая ошибка»

- В день вашего рождения, 31 июля, вы устраиваете концерт - вечер памяти Александра Броневицкого. Кто, кроме вас, выйдет на сцену?

- Наша дочка Илона Броневицкая. Внук Стас Пьеха. Они споют - впервые вместе - одну из песен Броневицкого. Выйдут бывшие «дружбинцы» - Виталий Коротаев, Анатолий Фокин, Вилли Токарев. Будет родной брат Сан Саныча - Евгений Броневицкий, сейчас он руководитель «Поющих гитар».

Этот концерт - мой подарок Сан Санычу. Как признание того, что зря от него ушла.

Хочу сказать Богу: «Да, я виновата перед ним!» После моего ухода он уже мало творил. Ему уже не было для кого. Не знаю, понял он это или нет. Та новая солистка, которая стала впоследствии его женой, пела те же песни, что и я. А в зале свистели. Потому что публика помнила прежнюю «Дружбу», помнила меня.

Он умер в 57 лет, в гостиничном номере Нальчика. В полном одиночестве. Его нашли утром под дверью лежащим на полу с телефонной трубкой в руках. Тромб в сердце.

Надеюсь, Сан Саныч меня простит. Я вырастила нашу дочку-умницу. И внук удался. И внучка замечательная, Эрика, архитектором будет.

- И все-таки женское счастье... Кто-то из мужчин подарил его вам?

- После развода со вторым мужем был у меня еще один брак - третья моя ошибка. Больше ошибаться не хочу. Я поняла, что раз мне так много отпущено судьбой - быть счастливой артисткой, счастливой мамой, - женское счастье можно оставить на обочине...

Рекомендуемые