Общество

63-летняя москвичка стала «Самой пожилой мамой россии»

Этим званием Международный клуб рекордсменов Книги Гиннесса наградил Наталью Суркову - дочь поэта Алексея Суркова - на вечере в честь 60-летия его песни «Землянка»

Непривычно просторная двухкомнатка в сталинском доме на Тверской. Наталья Алексеевна - моложавая, улыбчивая женщина - с порога начинает сокрушаться над моей «усталостью-недокормленностью» и уговаривать подкрепиться свежей гречневой кашей. Истинная супермама! В квартире художественный беспорядок, обильно сдобренный мягкими игрушками, куклами и картонными кокошниками, в общем, среда обитания, подобающая суперребенку. На диване возлежит обаятельное, пухленькое, лохмато-косастое существо пяти с половиной лет - Санька. Бешеный пончик, как прозвали ее родные. Она тут же бросается знакомить меня со своими куклами. Пока усаживаемся за стол пить чай с молоком, я смотрю на них и невольно подсчитываю - а ведь мама запросто могла бы быть ее бабушкой и даже прабабушкой! Прямо как в сказке: «Не было у старика со старухой детей, и слепили они себе Снегурочку...» Впрочем, бездетность тут ни при чем. Еще в 1962 году у 23-летней студентки Мерзляковского консерваторского училища Натальи Сурковой родился сын. Потом, спустя 4 года, - дочь. Двоих детей вполне хватало, чтобы ощутить все прелести материнства. А двух замужеств - чтобы окончательно насладиться семейным счастьем. Оба брака полюбовно распались из-за «не сошлись характерами». И Наталья с головой ушла в любимую работу. Начинала учительницей музыки в обычной музыкальной школе, продолжала в Союзе журналистов Гостелерадио и наконец доросла до должности музыковеда в Союзе композиторов. Но однажды дети выросли, и в жизни стало пусто. Впрочем, нет, началось все опять же с музыки. Наталья Алексеевна занялась подготовкой книги об одном очень талантливом афганском композиторе. Она собирала о нем материалы, а он воспринимал ее как свою музу. Так родилось чувство. Обоим влюбленным было «далеко за», но это не мешало развиваться настоящему, красивому, бурному роману. И однажды Наталья Алексеевна почувствовала, что беременна. - То есть физической беременности тогда еще не было, - вспоминает мама-рекордсменка, - но где-то там, в своей душе, я чувствовала душу поселившегося во мне малыша. Ему надо было только помочь зародиться. Пока мы разговариваем, «поселившаяся душа», как акула вокруг жертвы, наматывает около меня круги. Ах, как велико было Санькино желание заполучить гостя в свое распоряжение. Но надо отдать должное выдержке избалованного вниманием ребенка - старалась не мешать. - Она целых два часа на вечере, посвященном отцовской «Землянке», смирно высидела, - снисходительно улыбается Наталья Алексеевна. - Представляете, какой это подвиг для малышки. Теперь скопившуюся энергию до конца выплеснуть никак не может. - Мама, давай покажем, как смешно детишки «Бьется в тесной печурке огонь» нарисовали! - наконец прорывает ребенка. Из груды бумаг на столе извлекаются документы с 60-летия «Землянки». Куча детских иллюстраций к песне, где «тесная печурка» изображена в виде огромной русской печки. Ну не знают дети, что такое землянка! Там же папка с фотографиями отца Натальи. Рукописный оригинал его знаменитого стихотворения. Причем начинается оно с посвящения жене: «Тебе - солнышко мое!» - Похоже, Саша дедушкин талант переняла, - улыбается Наталья Алексеевна. - Очень поэтичный ребенок. Даже «спокойной ночи» желает всегда витиевато и по-разному. Например, обнимает и говорит: «Спокойной ночи с белой розой!» Но основной дар - музыкальный, от природы поставленный голос. Первым ее словом было «куд-куда» - профессиональные певцы такими звуками распеваются. И сколько я ее помню, она всегда пела. Что видит, о том и поет - восточная кровь. Помню, еще совсем малышкой углядела цветущий куст сирени за заборчиком и потребовала, чтобы я ее перенесла через ограду. А потом подбежала к кусту и битых полчаса исполняла ему какую-то арию - общалась. Когда Наталья Алексеевна в первый раз пришла в гинекологический центр и объявила о своем желании родить ребенка, на нее посмотрели, как на сумасшедшую. Врачей было двое, и оба - мужчины. «Вы бы сходили в психдиспансер, - заявили они женщине напрямую. - Вы что, не понимаете, что это очень опасно, что придется накачивать организм гормонами, а результат будет вряд ли». Спорить Наталья Алексеевна не стала, но через пару месяцев снова заявилась в тот же центр с альбомом художника Николая Жукова. На этот раз в приемном кабинете сидела женщина-врач. - Вот! - Суркова развернула перед ней книгу и ткнула пальцем в портрет «Крестьянки». - Это сельская мать-героиня, которая родила пару десятков детей и последнего - почти в 50 с лишним лет. Жуков вспоминал, что, когда он приехал писать ее портрет, дорогу перебежала девчонка с двумя косичками и коромыслом через плечо. Потом выяснилось, что это была та самая «бабка» (ей тогда минуло 60 лет). Роды для женщины в любом возрасте - нормально. Это как наступление утра, приход зимы... И я тоже могу! Обалдевшая от такого заявления доктор покачнулась, но продолжала мужественно улыбаться. Мало того, покопавшись в столе, она дала будущей рекордсменке телефон Валерия Здановского - специалиста, который взялся подготовить Суркову к беременности. - Ее звали Ерофеева Любовь Владимировна, - вспоминает супермама. - Очень бы хотелось ее найти и поблагодарить. Если она прочтет эту статью, пусть откликнется. Итак, надо было подновить организм. Наталья Алексеевна лежала в клинике среди молодых бездетных женщин, ходила на процедуры. А все, глядя на нее, крутили пальцем у виска. Никто и мысли не допускал, что эта затея обернется успехом. И вот однажды гордая собой дочь поэта заявилась в центр с двумя тестами на беременность в сумочке. Оба показывали положительный результат. - Боже, что тогда началось! - с улыбкой рассказывает Наталья Алексеевна. - Доктора обнимали друг друга и вопили: «Ура!» А я, сидя в кресле, меланхолично наматывала локон на палец и томно вопрошала: «Ну? Кто будет писать на мне диссертацию?» А потом были девять месяцев опасений и ожиданий. На каждом приеме доктора с тревогой, как тяжелобольную, ощупывали Наталью Алексеевну. Но у будущей мамаши не было даже отеков. - Боялись все, кроме меня, - вспоминает мама-рекордсменка. - У меня была какая-то уверенность, что все будет хорошо. Как в 80-х, когда я без страха полетела в военный Кабул на переговоры с афганскими композиторами. Всю беременность я будто лучилась материнством. И все, кто оказывался рядом, рисковали «заразиться». Молоденькая доктор, которая меня вела, «залетела» первой. А потом было 14 марта 1996 года - первый день весны по старому календарю. Высокие старые переплеты окон родильного отделения 1-й Градской, а за ними васильково-синее небо и яркое, как яичный желток, солнце. «Ура!» - хором кричали врачи, когда маленькая Саша появилась на свет. «Я! Я! Я!» - вторила им убежденная в своей неповторимости малышка. Папа назвал дочку Санияд, по-русски - Саша. На выписку коллектив роддома подарил Сурковой красивую зеленую с розовыми цветами коляску. И, как по волшебству, из уже состоявшейся бабушки (внуку к тому времени исполнилось 2 года) Наталья Алексеевна превратилась в молодую маму. Ее счастья не нарушил даже как-то неожиданно сошедший на нет роман с отцом Сашеньки. Они расстались, но теперь жизнь дочери поэта не была пустой. Она до отказа наполнилась Саней. С рождения дочка спит рядом с мамой на большой арабской кровати. Если мама ненадолго уходила, она оставляла Сашеньке свою шелковую водолазку, чтобы малышка чувствовала запах матери и не беспокоилась. - Очень хорошо, когда в семьях с маленькими детьми, кроме молодых мамы и папы, есть старшие бабушка и дедушка, - говорит Наталья Александровна. - Родители родителями, а старики - это опыт. Из меня получилась универсальная мама, сама себе молодая, сама себе старшая. После родов я помолодела Бог знает насколько, великолепно себя чувствую и счастлива. Помню, кто-то писал о Пушкине: «Он женился на первой городской красавице, но только сейчас, после третьих родов, ее красота вошла в полную силу». Ах, если бы все женщины помнили, что именно в этом и есть их призвание - рожать детей в любом возрасте, и чем больше, тем лучше. Кстати, если уж вспоминать сказки про бездетных стариков и старух, которые только к старости чего-то там себе «наколдовывали», то надо сказать, что результаты таких экспериментов превосходили все ожидания. Например, Снегурочка стала первой красавицей, Дюймовочка - королевой эльфов, а зародившийся из горошинки Жихорка - суперумником, обманувшим даже злых великанов... Да что там, по легенде, саму Деву Марию ее родители выпросили у Бога, будучи уже в преклонном возрасте. Так что, судя по всему, у Сашеньки великое будущее.

Рекомендуемые