Звезды

"Нам нужно объединяться": Ирина Апексимова высказалась о судьбе Театра на Таганке и "Содружества актеров Таганки"

О том, что сегодня логично вернуть единый театр, которым он был изначально, популярная актриса рассказала на радио "Комсомольская правда" в программе Юрия Грымова "Культурный код"
Ирина Апексимова. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Ирина Апексимова. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Режиссер пригласил в свою программу директора Театра на Таганке неслучайно. С Ириной Апексимовой он дружит давно, она снималась в его картине. Мы публикуем фрагменты из этого интервью.

- Сегодня я хочу поговорить с Ириной Апексимовой, актрисой театра и кино, директором театра на Таганке. Это человек, которого я безмерно люблю, давно с ней дружу, она снималась в моей картине. Ирина, ты слышала, наверное, в новостях, что Берлинский фестиваль отменит целую номинацию. Теперь будет награда только за главную роль и роль второго плана. Женская и мужская роль - теперь не будет такого. Как ты к этому относишься?

Апексимова:

- Мне кажется, что это глупость. Все равно существуют женщины и мужчины... Это все какая-то фальшивая, придуманная толерантность. Люди начинают сходить с ума.

Грымов:

- Я тоже очень расстроился. Но давай перейдем к театру. Вы открыли театральный сезон нестандартно. У вас был проект «Репетиция». Репетиция довольно интимная вещь, она бывает разная, как этот проект принял зритель?

Апексимова:

- Этому проекту уже пять лет, мы начали его в 2015 году, когда я только пришла в Театр на Таганке. Речь шла о том, что нужно искать новых режиссеров, новые формы театральные и т.д. И я придумала такую форму, которая называлась «Репетицией». Режиссеры делают эскиз на спектакль, который они мечтают поставить в театре на Таганке. Это семидневный репетиционный процесс, и с таким этапом выходим на зрителя, потому что зритель все равно нужен, нужен какой-то отклик. И этот проект нам принес очень много хороших примеров, достойных. Ну, хотя бы три Золотые маски. «Суини Тодд» тоже вышел из проекта «Репетиции», «Старший сын» тоже вышел из проекта «Репетиции», «Вий»… Мы открылись в августе именно этим проектом, потому что, во-первых, мне было страшно открывать большую сцену. А проект «Репетиция» идет на малой сцене. Я не понимала, пойдут ли зрители в театр. И как будет работать эта шахматная рассадка, эти маски в зрительном зале. Поэтому мы пошли таким путем - решили перестраховаться и начать с малой сцены. И проект «Репетиция» в данном случае очень удобен. Тут минимальные затраты, при этом на малой сцене 100 мест, шахматная рассадка - это 44 места…

Грымов:

- 25 сентября все-таки состоится премьера спектакля «Снегурочка» уже на большой сцене?

Апексимова:

- Да, я надеюсь, что состоится эта премьера. Сейчас идут репетиции и прогоны, мы должны были выпустить этот спектакль в конце марта, но нам помешал карантин... Сейчас идет период восстановления, плюс поменялись за это время некоторые артисты, пришли в труппу двое новых артистов, их вводят в этот еще не состоявшийся спектакль. Надеюсь, 25 сентября мы увидим зрительный зал.

У нас без истерик прошел карантин, и все перенесли это достаточно спокойно. Потому что все очень устали, очень тяжелый был сезон и это был такой отпуск, о котором никто не пожалел. Конечно, сначала сложно выходить. Столько месяцев сидели, и приходить к 11 утра и уходить поздно вечером – это сложновато. Усталость быстрее накапливается, потому что забыли, как это – работать с утра до ночи. Тем не менее, труппа в готовности.

Грымов:

- 16 августа ушел из жизни основатель и худрук театра «Содружество актеров Таганки» Николай Губенко, ярчайший человек, прекрасный актер, он этот театр возглавлял с 1993 года. То есть он руководил театром 27 лет. Не кажется ли тебе, что настало время объединений? Творчески все будут по-разному, это понятно.

Апексимова:

- Я с тобой абсолютно согласна. Мы не можем воевать между собой. Мы не можем между собой ругаться, потому что в любом случае мы все творчески разные. В том, что касается административных дел, конечно, нам нужно объединяться. А что касается «Содружества» и Таганки - да, это давно надо было сделать. Но ты знаешь, что я тебе скажу. Зрители не знают, что это два разных театра. Когда зрители приходят к нам, они заходят в «содружество», а зрители из «содружества» со своими билетами заходили к нам на Таганку. Я не буду называть имени одной очень известной актрисы, которая шла на премьеру спектакля к нам «Беги, Алиса, беги», а пришла в соседний театр, где шел спектакль «Высоцкий». А потом позвонила режиссеру Максиму Диденко, постановщику «Беги, Алиса…» и сказала - послушай, я посмотрела твой спектакль …

Грымов:

- Я тоже все время путался… Но я к тому, возможно ли сегодня слияние, объединение двух коллективов, которые так долго существовали раздельно? То есть 27 лет они существовали отдельно. Возможно ли такое творческое объединение?

Апексимова:

- Я думаю, конечно, возможно. Потому что это все равно объединение со знаком плюс, не минус. Конечно, наверняка это будет непростым, если это будет вообще… Я всегда говорила, что это самое логичное – все-таки вернуть единый театр, которым он был и которым он был построен изначально. Но я не знаю, Юра, ведь у нас же всегда любой приход в театральный коллектив сопровождается скандалами, склоками и т.д

Грымов:

- Нет у тебя ощущения, что театры сегодня в СМИ, в соцсетях стали какой-то передовой? Экономические преступления, суды, кошмарная авария, плюс увольнения. Не уволили из «Табакерки» двоих актеров, а перевели на другую форму оплаты – и то сразу скандал, сразу пишут, что полтруппы Машков уволил. Почему такое внимание к театрам с негативом?

Апексимова:

- Потому что никого не интересуют хорошие новости. Надо людям дать крови, чтобы все подумали: ах, как у них плохо! Какие они все твари! Что они не хорошие и прекрасные артисты, режиссеры, музыканты и художники, а они все низкие, мелкие твари.

У меня была такая история совсем недавно с увольнением актрисы Ирины Линдт из моего театра. Это раздолье. Ирина Линдт пошла играть во МХАТ к Эдуарду Боякову в мюзикле. И вот: Ирина Линдт со скандалом ушла от Ирины Апексимовой! С каким скандалом? Ирина пять лет под моим руководством прекрасно существовала в Театре на Таганке и получала зарплату, уже репетируя совсем в другом театре. Это, видимо, для чего-то надо. Меня это только раздражает и бесит.

Грымов:

- Перед началом сезона в театре «Модерн» я объявил, что в труппу театра входит Лолита Милявская. Что она будет играть Агафью Тихоновну. Ира, сколько я наслушался от СМИ, что я сошел с ума, люди просто забывают, что на этом и стоит театр, в этих придумках, коллаборациях разных людей. Был один музыкальный критик, говорит: какой-то кошмар! Спектакля еще нет, его еще никто не видел. А уже – кошмар! Люди, ничего не видя, ничего не слыша, способны комментировать любые новости. Вот это самое страшное.

Кто такой зритель Театра на Таганке. Наверняка же вы об этом говорите и думаете?

Апексимова:

- Я очень люблю взрослого зрителя, со своей базой, со своим бэкграундом, который пересмотрел очень много спектаклей. Но ценны мне те, которые, к сожалению, практически не приучены ходить в театр. И я хочу их вытащить. Мне не хочется, чтобы это поколение пропало в своих планшетах.

Грымов:

- Какого человека ты бы назвала своим «зеркалом»?

Апексимова:

- Наверное, своего отца. Мой папа – это мое зеркало. Я и в детстве его абсолютно боготворила и очень старалась быть на него внешне похожей, несмотря на то, что все-таки я девочка. Я всегда думаю: как бы поступил мой папа в данном случае. И я всегда чувствую его ответ – правильно или нет.

Грымов:

- Кто сегодня нуждается в твоей помощи?

Апексимова:

- Моя дочь. Мои близкие люди. Они действительно нуждаются в моей помощи.

Грымов:

- Из того, что тебе запрещали в детстве, чего сегодня ты никогда бы не запретила своему ребенку?

Апексимова:

- Я счастливый человек, мне в детстве практически ничего не запрещали. И я старалась точно так же воспитывать свою дочь. Мне объясняли, что если я буду делать что-то, то, возможно, для меня будет не очень хорошо. Но у меня не было таких конкретных и резких запретов.

Грымов:

- Продолжи фразу: собираясь в театр, не забудьте взять с собой…

Апексимова:

- Сердце, душу.

Грымов:

- Самое несправедливое требование к творческому человеку – что это?

Апексимова:

- Находиться в рамках и действовать согласно вкусу других людей.

Грымов:

- Возможно ли воспитать хороший вкус?

Апексимова:

- Мне кажется, нет. Возможно его каким-то образом привить. Но если не поддерживать, если рядом не будет этого учителя, то этот вкус может скатиться в свою первоначальную стадию.

Грымов:

- Сейчас во всем мире решающим при отборе актеров на роль, помимо таланта, является количество подписчиков в соцсетях...

Апексимова:

- Это не новость. Я услышала об этом какое-то время назад. Для меня был шок. У нас точно так же это происходит. Мне рассказали мои артисты, которые снимаются в кино, что их выбирают по количеству подписчиков.

Грымов:

- Ты не раз подчеркивала, что выходить на сцену нужно каждый раз как последний, другого может не быть. Чего ты еще ждешь от своих актеров?

Апексимова:

- Я жду именно этого. И я жду очень честной работы, очень тонкой, эмоциональной. Как в последний раз.